Форма входа

Поиск

Мини-чат

Статистика





Вторник, 25.07.2017, 01:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Мистический Круг
Главная | Регистрация | Вход
Быки и Свиньи - Форум


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Свабуно 
Форум » Дедушка Карлос » Изборник редкостей » Быки и Свиньи
Быки и Свиньи
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 12:37 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Приснился забавный сон.
Ночью почти не спал, поэтому днём, часов около трёх, решил слегка «откинуться» на работе. Бывает «практикую» такое, если не удаётся выспаться ночью.
В таких случаях достаточно 30-40 минут «покемарить» полулежа в кресле, чтобы восстановить силы. В это время я либо выхожу на «мост», либо просто сплю. Заранее никогда не решаю, что будет. Решает что-то во мне.

Устроился в кресле, но было некомфортно. Этажом выше делали ремонт и периодически надсадно визжа-жужжала какая-то электрическая хрень, - то ли болгарка, то ли дрель.
Если бы звук её был постоянным, то было бы пол беды, - можно было бы за него «ухватиться» и проскользнуть на «мост». Но работали этой хренью периодически, без всякой системы, и поэтому звук «продирал» в самые неподходящие моменты.
Я уже хотел было плюнуть на всю эту затею и вернуться к работе, как вдруг почувствовал, что тело всё-таки расслабляется и меня уносит в сон.
Включился звук этой жужжы, но на этот раз он не вернул меня в реальность, а вместо этого сам перенёсся в мой сон.

Мне снилось, что я стою в горах. Было лето. Чем-то всё вокруг напоминало Кавказ. Слева от меня и чуть выше по склону валили редкие деревья какие-то люди. В жужжание их бензиновых пил и «переселился» звук этой электродряни из реала.
Я посмотрел вправо и обнаружил, что в ту сторону вела тропинка. По тропинке, направляясь ко мне, поднимался осёл. А на нем, совершенно голая, сидела молодая девушка. Впрочем, была она и не совсем голая, - на голове красная вязаная шапка, а через одно плечо была перекинута, тоже вязаная, узкая полоска красной ткани, типа шарфика.
Я усмехнулся, потому как сразу «вычислил», какие недавние события из реала моё подсознание перефигачило в этот причудливый образ.
В этот момент я ещё не находился в состоянии полного погружения в сон, а как бы «посередине», то есть, - какая-то часть меня ещё помнила, что в реале я просто оттягиваюсь в кресле.

Я решил подождать, пока ко мне приблизиться эта «всадница», чтобы посмотреть, - чьим же лицом подсознательное наделит этот женский персонаж.
Ослик с девушкой на борту совсем приблизился, и я попытался отойти в сторону с тропинки, чтобы дать им проход. Но меня словно что-то не пускало. Было такое ощущение, что я уже упираюсь спиной в гору, а места на тропинке всё равно недостаточно. Стало как-то так тесно и неуютно, что я даже забыл о своём намерении разглядеть лицо девушки. Возникло нелепое опасение, что ослик раздавит меня, и я всё сильнее вдавливался спиной в гору, пока вдруг не почувствовал, что это не гора, а стенка какого-то холодного и сырого туннеля.

В тот же миг изменилась и картинка сна. Горы и лето исчезли, а я действительно оказался в каком-то длинном туннеле. В его начале (или конце) светилось что-то красное. А потом вдруг этот свет выключили, и я оказался в ужасной темноте.
Меня, на какой-то миг, одолел самый настоящий ужас, потому что я знал, что в этой темноте НИЧЕГО НЕТ! Ощущение это не передать словами, так что я даже и пытаться не буду.
Жутко захотелось собрать хотя бы ЧТО-ТО. Но я не представлял, как это сделать из НИЧЕГО. Поэтому, как-то автоматически, просто сердито топнул ногой.
Хвала ослам, это помогло! Мрак перед глазами стал рассеиваться, и я вскоре обнаружил себя снова в горах и опять летом. Только была ночь. И место было иное. Передо мною была не тропинка, а словно небольшая долина. Не знаю, какого реально размера она была, потому что пространство оставалось погружённым в ночь, и только участок долины метрах в пяти-восьми от меня освещался… точнее, нет, не так. Он словно сам по себе светился зеленовато-голубым светом.
Посередине этого участка стоял, глядя прямо на меня, огромный красивый Бык, который тоже светился сам по себе чем-то фиолетово-бурым.
Я невольно залюбовался этой скотиной, хотя, после одного случая в жизни, я вообще-то с опаской отношусь не только к быкам, но и к коровам.
Но этот был – красавец. Просто классика жанра!
Общее настроение «картинки» было настолько особенное, что я довольно быстро смекнул, что это не просто бык, а Волшебный Бык. Ну, на манер дон хуановского Волшебного Оленя или Койота Карлоса.
Я понял, что, по инструкции, я теперь обязан потрепаться с ним за жизнь. И многозначительно начал:
- Привет!
- Привет! – отозвался Бык.

Звук его «голоса» как-то странно не вязался с его изображением. Тут я почувствовал, что выражение его морды напоминает мне чьё-то лицо и постарался вспомнить чьё именно.
Вспомнилось почти сразу, - он напоминал мне одного парня из Киева, с которым мы когда-то были на археологических раскопках в Ольвии. Я чуть было не погрузился в размышления о том, с какой это стати мне вспомнился тот парень, о котором я не вспоминал вообще-то, пожалуй, с тех пор, как мы с ним и разъехались в разные стороны.
Но тут бык сделал какое-то движение – я не успел понять, какое именно – и всё «настроение момента» коренным образом изменилось. Я вдруг узнал, что это вовсе не Волшебное Животное. Это был – Летун, Воладор, Флайер, ну, Он, одним словом.

Всё это было так странно и неожиданно, что я растерялся.
- Когда я видел тебя последний раз, ты не принимал такой конкретной формы, - вырвалось у меня, - наверное, чтобы просто что-то сказать.

Он ответил, что я сам подсказал ему образ Быка. Я чуть было не пустился в размышления о том, откуда у меня мог взяться этот образ, но что-то во мне «вздёрнулось» и не дало выскочить из «настроения момента».
- И почему ты пришёл? – спросил я.

Поскольку «говорили» мы не совсем посредством слов (хотя слова реально присутствовали), то это моё «почему» обладало как бы двумя смыслами и почему и зачем одновременно.
- Хотел посмотреть на тебя, - ответил Бык. – Ты ведь стремишься видеть? А мне иногда хочется посмотреть…

Я чуть было не стал расспрашивать, не означает ли это его утверждение того, что они обладают видением, словно неким постоянным эффектом, а привычное для нас смотрение является для них чем-то, на что они должны «переключаться».
Но тут нечто внутри меня «объяснило» мне, что это было что-то типа шутки с его стороны. И в тот же миг как-то внутри себя я узнал об «отношениях» летунов к чувству юмора.
Это любопытно вообще-то, поэтому несколько отвлекусь, чтобы сказать пару слов.
У летунов нет чувства юмора. Вместе с тем, они понимают, что это такое, понимают, что оно присуще нам и порой могут вставлять какие-то фразы, которые, с нашей точки зрения, могли бы быть смешными.
Но то ли потому, что сами они при этом не испытывают «эмоции юмора», то ли ещё по какой причине, фразы эти звучат странно. Этими фразами они вовсе не пытаются «сбавить драматизм ситуации» или сделать нам приятное. Они произносят их просто потому, что пытаются говорить на нашем языке. Правда, мне показалось немного странным, как это до них не доходит, что без того «внутреннего юмора», который должна нести фраза, она не имеет полноценной смысловой нагрузки.

Бык, словно зная о том, что внутри меня происходит, не стал дожидаться моего следующего вопроса, а заговорил сам. Он сказал, что пришёл сделать мне предложение.
Я чуть было не ляпнул: От которого я не смогу отказаться?
Мне действительно стало смешно. Сразу вспомнилось: сделка с дьяволом. И вообще, всё это казалось каким-то… да глупо всё оно было.
У меня не было страха. Потому что по опыту предыдущих с ним «встреч», хотя они были и не такими явными и уж тем более без разговоров, я знал, что он не может причинить мне никакого физического вреда. Более того, он даже совсем не заинтересован в этом. Поэтому мне было смешно и, одновременно, - чего греха таить? – любопытно. Но в то же время я опасался, что он может заманить меня в какую-то ловушку.

Он, словно зная о моих переживаниях, заявил, что он никогда не лжёт. И добавил идиоматическое выражение из ностратического языка: mar gatwut naya guw-ir ne phar. Которое можно перевести, как: ставит западню тот, кто не может обогнать добычу.
Только не надо спрашивать, откуда мне знаком этот язык, - я понятия об этом не имею. Кроме того, знаком он мне лишь во снах. В бодрствующем состоянии мне приходится напрягать достаточные усилия, чтобы записать. Да и то я не на сто процентов уверен, что правильно это делаю.
Забегая вперёд, замечу, что так мы и «разговаривали», - двуязыко. В основном – на русском. Но порой он вставлял какие-нибудь идиоматические выражения из ностратического.

Каким-то образом я знал, что он говорит правду. И даже знал, почему это так.
Им нет никакой нужды врать. Они несравнимо сильнее нас. И мы пользуемся ИХ разумом. Словно арендаторы. Так что им нет ни малейшей нужды хитрить, извращаться или лгать. Они способны загнать нас в полную жопу, просто говоря правду. Ведь правда нам так не нравится!
И снова, словно зная мои мысли, он сказал:
- Вы настолько ревнивы, глупы, самовлюблённые и тщеславные, что сами куёте для себя наилучшие ошейники.

А потом, без всякого перехода, сделал мне своё предложение.
Пересказывать не стану. Тем более что я всё равно сразу же отказался. Не потому, что я какой-то там супер-воин. Просто оно было какое-то нелепое, что ли. Если совсем честно, то где-то в глубине души я ожидал чего-то типа мирового господства. Ну, важность, она ж неистребима!
Кстати, только проснувшись, я осознал, что я так ведь и не узнал, чего же он хочет от меня взамен. Как только я сказал нет, вопрос словно был «снят с повестки дня». Возможно, я сам был виноват в этом, потому что меня вдруг страшно заинтересовало вот что. Я спросил:
- А вы случайно не делали какое-то предложение Кастанеде?

Я старался спрашивать спокойно, но внутри прямо таки трясся от нетерпения.
- Делал, - просто ответил он. И словно предвосхищая мой следующий вопрос, добавил: - Он отказался.

После небольшой паузы, во время которой я лихорадочно обдумывал, как бы мне правильнее сформулировать следующий вопрос, он заявил вдруг, имея в виду Карлоса:
- Но потом он всё равно загнал себя в ловушку. И мне это ничего не стоило. Здесь он снова употребил ностратическую идиому: wir tyhar ne at guw phul. Дословно: копьё промазало, но зверь упал.

Я поинтересовался, почему так случилось, не очень надеясь, что он ответит. Но он ответил. Бык сказал, что Карлосу «помогли» люди. Буквально он сказал: naw-khang many. Что можно перевести, как: напели вожделение.
Я не совсем понял этой фразы и поэтому попросил объяснить подробнее. Но он отказался.
Учитывая, что он ведь сам утверждал, что не может лгать, я позволил себе уточнить, не потому ли он не хочет говорить об этом, что его рассказ мог бы пойти на пользу мне самому.
Он ответил, что рассказ о Кастанеде никоим образом не может пойти мне на пользу.
Я возразил:
- Почему же? Ведь рассказы самого Кастанеды о его встречах с Доном Хуаном очень даже помогли мне!
Тут меня осенило, и я сразу спросил:
- Или всё это Кастанеда выдумал?

Бык ответил, что всё, что описал Кастанеда, было правдой. Кроме одного, - никакого тенсегрити Дон Хуан ему не преподавал. Но сам Дон Хуан реально существовал на этой планете.

Меня охватило страшное волнение. Дело в том, что вопрос об «истинности» текстов КК я, как и все, задавал себе не раз. И моё отношение к его текстам можно разделить на три периода:
сначала я просто не имел какого-то определённого отношения к ним и только удивлялся совпадению множества «моментов», описанных КК с моим собственным опытом и восхищался точностью его формулировок в тех «местах», где сам я плавал, не умея подобрать слова;
потом я полагал, что Кастанеда всё это «сочинил», но поскольку сам я к тому времени уже стал «проникать в миф», то это не имело никакого значения. Иначе говоря, в «пространстве мифа» не важно, случились ли все эти события реально или это только «художественное произведение»;
и, в конце концов, ко мне пришло полное знание и абсолютная уверенность, что всё это реально.

Так что Бык вроде бы ничего нового для меня и не сказал, но получить подтверждение из «уст» Летуна…
Хотя, не будь я от природы туповатый, я бы мог сообразить, что ОН САМ уже является подтверждением
В общем, как бы там ни было, но я задёргался и с разочарованием начал ощущать, что сейчас проснусь. Я почувствовал, как изменило положение моё тело в кресле, как оно поправило на себе куртку, которую я предусмотрительно накинул, потому как после таких дневных «оттягиваний» частенько просыпаешься озябшим.

Я сильно не хотел просыпаться, но смог контролировать силу этого желания так, чтобы именно его наличие и не привело к пробуждению. И удача улыбнулась мне. Я не проснулся.
В том, чтобы не проснуться или даже проснуться, но потом снова заснуть, - нет никакого подвига. Но «заснуть в то же место», - для меня удача. Потому как не так часто случается.
Короче говоря, я снова был в тех горах с Быком.
Собрав всю свою волю, чтобы волнением не нарушать «настроение момента», я задал вопрос, который иногда возникал у меня. Я спросил:
- Но разве вам не повредили тексты КК? Как вы вообще могли допустить их появление?
- Khal ne guw-ir sagna guw-ur in gatwut , - ответил Бык. То есть: отпущенный зверь привёл к ловушке всю стаю.

Я попросил его объяснить подробнее, что он имеет в виду. Он сказал, что количество тех людей, которым тексты КК «раскрыли глаза» (буквально он сказал: baw khany, - быть воспринимающим, знать) не идёт ни в какое сравнение с той массой народу, которая, благодаря этим текстам, превратилась всего лишь в «более изысканную пищу».
Я спросил:
- Но кому-то всё-таки удалось обрести свободу?

Бык ответил, что, если я имею в виду, - посредством текстов КК, - то можно сказать, что никому. И добавил, что он не ведёт, разумеется, какого-то статистического учёта, но наверняка знает, что для него самого книги КК принесли несравненно больше пользы, чем какого-то "убытка".
Здесь меня осенило ещё раз, хотя вроде и не совсем в тему. Я поинтересовался, а не делали ли они какого-то предложения и Дону Хуану?
Он ответил, что нет, никогда. И, в свою очередь, поинтересовался, не отношусь ли я к этим предложениям, как к чему-то типа «искушения дьявола»?
Я должен был признать, что примерно так их и воспринимаю.
Он сказал, что я заблуждаюсь, и что его предложение было сделано с целью помочь мне.
Я усмехнулся и сказал, что не верю этому. Бык напомнил, что он не лжёт. На что я возразил, что это ничего не меняет, поскольку наши с ним понятия о моей «пользе» могут существенно различаться.
Он отметил, что замечание моё справедливое, но заверил меня ещё раз, что его предложение не делалось с целью заморочить меня или «совратить с пути истинного».
Я поинтересовался, с какой стати им заботиться обо мне? Он, казалось, не хотел отвечать и сказал, что я не смогу понять этого. Тогда я напомнил ему, что он ведь утверждает, что не может лгать. Бык бросил на меня странный взгляд и сказал, что это его утверждение не значило ведь, что он обязан отвечать на все мои вопросы.
Я вынужден был согласиться с этим. И попытался идти обходным путём. То есть, спрашивать не о себе лично, а так сказать – вообще. Я поинтересовался:
- Но разве вам не мешал сам Дон Хуан? Люди его линии? Или вообще те, что ищут свободы? Как бы мало их ни было, но вдруг эта, с вашей точки зрения «зараза», каким-то чудом начала бы распространяться на бОльшее количество людей?
- Тебе не стоит так легкомысленно рассуждать о «нашей точке зрения», - ответил Бык. – Ты не можешь её знать, и поэтому просто подставляешь себя самого на моё место и пытаешься делать какие-то выводы.

Он что-то продолжал говорить, но я вдруг отвлёкся. Я обратил внимание, что я, в разговоре с ним, постоянно употребляю множественное число по отношению к летунам, а Бык всегда говорит в единственном числе, словно это именно он сам, тот, который сейчас стоит передо мною, делал предложение Кастанеде и тому подобное. Меня заинтересовал этот момент, и что-то внутри меня «пояснило», что мне не следует отвлекаться на это. Поскольку попытки понять «организацию» летунов в данный момент уведут меня прочь от, возможно, более важных моментов, которые у меня теперь есть шанс прояснить. Это «что-то внутри меня» добавило, что сейчас я могу рассматривать Быка просто как некий «собирательный образ» летуна и не отвлекаться.
Я снова стал слушать, что говорит Бык.
- Я могу попробовать дать тебе такой пример, - продолжал он свою «речь», часть которой я проворонил. – Вы ведь тоже выращиваете себе пищу? Например, - свиней? Представь, что на твоей ферме появилась свинья, которая не просто хрюкает, а начинает произносить какие-то вполне членораздельные слова или даже фразы. Разве ты стал бы делать из неё отбивные?
- Именно поэтому вы перестаёте поедать свечение магов, подобных Дону Хуану? – догадался я.
- Чепуха, - возразил Бык. – Я ведь совсем не об этом говорил. Но если тебя так заботит судьба тех, кого ты называешь магами, то я тебе приведу другой пример, хотя и из той же самой свиной темы. Маги это, например, те свиньи, которые не просто научились разговаривать. Они сумели отрастить крылья и убраться из свинарника. Мне самому это может быть удивительно и досадно, но я не могу с этим ничего поделать… Впрочем, досадно мне не бывает. Досада, - это ваше ощущение.
- Но тогда кто же такие те, которые, по твоим словам, научились говорить? – недоумевал я.
- Это такие, как, например, ты, - сказал Бык и замолчал.

Поскольку, как я уже упоминал выше, летунам не свойственно чувство юмора, фраза эта прозвучала как-то мрачно. Я даже разозлился почему-то и решил, что теперь-то я его поймаю.
- И, стало быть, таким вот «разговорившимся» вы делаете предложение с целью научить их ещё и отращивать крылья? – ехидно спросил я.

Бык какое-то время молчал. Но где-то внутри я знал, что он молчит вовсе не потому, что мне удалось загнать его в угол. Он просто пытался подобрать такие слова, чтобы я понял его. Наконец он сказал:
- Я не могу помочь свинье отрастить крылья. Я могу только создать ей более подходящие для этого условия, - переместить в другой свинарник или вообще на лужайку. Именно так и надо расценивать мои предложения.
- Но ты лжёшь! – воскликнул я. – Зачем тебе это? С какой стати тебе заботится обо мне или о ком-то другом, кто хочет избавиться от тебя?
- А с какой стати ты решил, что я забочусь о тебе или о ком-то другом? – спокойно возразил Бык. – Я ведь уже предупредил, чтобы ты не пытался проецировать самого себя на моё место и делать выводы. Ты не можешь понять моих целей и решений…

меня внутри заваривалась какая-то каша. Я был растерян и, казалось, стал терять «нить беседы». А тут ещё, как назло, этажом выше снова включили эту электрическую сволочь.
Начиная чувствовать, что вот-вот проснусь, я разозлился и дал самому себе команду считать, что это просто пришла ночная смена лесорубов. Как ни странно, но это сработало! Я даже чуть было не рассмеялся, но тут же вернул себя в «настроение момента».
Всё снова было спокойно. Я был в горах. Передо мной стоял Бык. А чуть выше и левее валила деревья ночная команда лесорубов.

Я сказал Быку, что, возможно, я действительно не способен понять его целей и решений, но то, КАК или, точнее, КАКИМИ я увидел Летунов, не позволяет мне принимать за чистую монету его желание мне помочь. И, чтобы не оставалось никаких сомнений, я спросил, не станет ли он отрицать, что они «используют» нашу светимость? Я не сказал «пожирают», потому что уже самое первое моё видение Летунов дало мне возможность осознать, что это слово не совсем верно отражает суть происходящего.
Бык спокойно ответил, что я совершенно прав насчёт наших с ними отношений (тут он сделал небольшую паузу, словно фраза эта должна была нести шуточный контекст, но мне не было смешно). Однако, по его словам, я не учитываю некоторые моменты, которые могли бы подсказать мне, что он действительно не лжёт, и что его предложение было лишено какой-либо «ловушки».
- И что это за моменты? – спросил я с иронией.
- У нас с вами общий враг, - заявил он, впервые употребив по отношению к себе множественное число. – А другой момент заключается в общем для всех осознающих существ чувстве, которое является едва ли не основным побудительным мотивом их существования.

 
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 12:37 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Я не понял этих его утверждений и потребовал объяснений.
Бык терпеливо пояснил, что нашим с ними общим врагом является то, что в традиции Дона Хуана принято называть Орлом. И что если бы я не индульгировал (снова пауза в расчёте на шутку) в своём отвращении от видения летунов, то увидел бы и то, что, отбирая нашу светимость они, таким способом, просто продлевают своё собственное существование на такой отрезок времени, который, по сравнению с длиной нашей жизни, кажется едва ли не бесконечным.
Когда он сказал это, я вдруг осознал, что уже знал об этом их «трюке», но, как верно заметил Бык, пропустил всё мимо внимания, увлечённый своим негативным отношением к ним.
Он заметил, что они, в точности как и мы, являются такими же «пленниками» Орла.

Я заявил, что этот факт никоим образом не оправдывает их в моих глазах. На что Бык сухо ответил, что ему плевать, как всё это для меня выглядит.
Этими словами он словно вернул меня в реальность. В том смысле, что я уже начинал индульгировать в том, что Бык, дескать, пытается, типа, установить со мной некие «дружеские отношения» или, по меньшей мере, как-то оправдаться в своём нехорошем поведении по отношению к нам.
Последняя его фраза моментально поставила меня на место. Быку не было до меня никакого дела. Он просто описывал «положение вещей», а «эмоциональную окраску» этим его описаниям придавал я сам. И снова, как последний идиот, подставлял себя на его место, откуда и взялось это нелепое ощущение его «доброжелательности» и «миролюбия».

Чтобы унять чувство досады, вызванное собственным идиотизмом, я поспешил спросить о том, что же он имел в виду под «другим моментом». Какое именно чувство он называет общим для всех осознающих существ?
- Вспомни свинарник, - посоветовал Бык. – И поросёнка, который, вдруг, заговорил. Что ты испытал бы?
- Пожалуй, удивление, - ответил я неуверенно, а потом добавил твёрдо, - Да что там удивление! Честно сказать, я, наверное, был бы шокирован!
- Не то! – возразил Бык. – Ты снова индульгируешь в эмоциях! Я спрашиваю о другом.
- О чём же? – недоумённо спросил я.

Бык, казалось, вздохнул.
- Разве тебе не стало бы любопытно? Тебе не было бы интересно, как и почему такое случилось? – спросил он.
- Чёрт, разумеется! – подтвердил я.
- Вот и я об этом, - казалось снова вздохнул он, но на этот раз облегчённо. – Интерес, любопытство, - вот что является общим для всех осознающих существ. С той лишь разницей, что у вас этот интерес всегда окрашен какими-то эмоциями. Вы можете, например, завидовать своему объекту любопытства или интереса. Или начать перед ним преклоняться. Можете его возлюбить или, наоборот, возненавидеть…
- Возненавидеть свинью на крыльях, - это замечательно! – хмуро перебил его я.
- А как насчёт позавидовать? – поставил он меня на место и продолжал: - Мой же интерес свободен от каких-либо эмоций. Именно поэтому я могу выделить такому поросёнку отдельное стойло или даже поселить его на цветущей лужайке. Но вовсе не потому, что воспылаю, вдруг, к нему некой привязанностью. Мне плевать на него. Всё, что мне интересно, так это посмотреть, что из этого всего получится…

Какое-то время я хмуро молчал. Мне всё-таки трудно было расставаться с последними иллюзиями насчёт его отношения ко мне. То, что он разговаривал со мною и даже сделал какое-то (пусть и нелепое на мой взгляд) предложение, казалось, должно было говорить о каком-то его участии во мне ЛИЧНО. Но приходилось осознавать, что это не так.
Что-то внутри меня словно потрепало меня по плечу и сказало, что именно так и обстоят дела. Летуну я лично совершенно безразличен. И он рассматривает только некий ПРИНЦИП, которым я «руководствуюсь» в своей жизни. Только этот принцип и представляет для него интерес. А сам я… Сам я для него ещё более пустое место, чем многоточие.

Внутри меня накручивался какой-то вопрос, но Бык, словно снова прочитав мои мысли, сам заговорил на эту тему.
- Кастанеда не совсем верно описал мои с вами «взаимоотношения», - сказал он. – А возможно и сам Дон Хуан ввёл его в это заблуждение. Он писал, что мы дали вам систему убеждений, представления о добре и зле и даже нравы вашего общества. Это клевета!

Он сделал внушительную паузу после своего восклицания о клевете, словно давая мне возможность оценить шутку и рассмеяться. Но я просто ждал продолжения. Тогда он продолжил:
- Я дал вам только свой Разум. А тот культ, фетиш который вы из него сделали, - ваша собственная заслуга. Алчными, трусливыми, самодовольными, завистливыми, косными и эгоцентричными вы сделали себя сами. Не могу сказать, что это не входило в мои планы. Ещё как входило! Но я не смог бы ничего сделать против вашей собственной воли.
Я дал вам только орудие. Орудие превосходное, прекрасное орудие! Орудие, которым я пользуюсь сам. Никто не виноват, что вы не сумели им правильно воспользоваться.
- Так может, не стоило давать ружьё детям? – огрызнулся я.
- А это уже детские трудности, - холодно возразил он. – Ты снова ставишь себя на моё место и пытаешься взывать к какой-то совести, да?

Я промолчал.
- В одном Дон Хуан был прав, - заявил Бык. – Эта вселенная, - вселенная хищников. В остальном же, что касается того, что именно вам было дано, он основательно напутал. Впрочем, как я подозреваю, его не особенно и интересовала точность формулировок. Вполне возможно, он прекрасно осознавал, каким образом обстоят дела в действительности. Но по какой-то причине решил преподать Карлосу урок именно в такой форме. Что ж, это прекрасная возможность для дальнейшего потакания своему идиотизму. Ведь вы ни в чём не виноваты! Виноваты проклятые летуны!

У меня возникло сразу два вопроса, и я забеспокоился, что пока стану разбираться с одним вопросом, - забуду другой. Поэтому, чтобы не забыть второй вопрос, я, присев на корточки, начертил определённый знак пальцем на каменистой почве, как обычно делал это в реале. Бык, казалось, с интересом наблюдал за моими действиями.
Я не стал снова подниматься на ноги, а удобно уселся и задал вопрос, который меня интересовал больше.
- Ты говоришь о Доне Хуане так, что складывается впечатление, что ты не знал в точности ни его мыслей, ни намерений. В то же время, пока мы тут болтаем, я уже не раз отмечал, что ты буквально читаешь мои мысли. Чем это можно объяснить?
- Что именно объяснить? – то ли не понял, то ли сделал вид, что не понимает Бык.
- Ты можешь читать мои мысли? – напрямую спросил я.
- Когда ты пользуешься моим разумом, я, конечно же, знаю, что происходит внутри тебя. Но когда ты выходишь из пространства разума в пространство воли, я могу только видеть, что с тобой что-то происходит. Но что именно, - не знаю в точности. Мне не хватает данных.

Тут меня осенило, и я сделал предположение, что он именно поэтому так неопределённо говорит о действиях и намерениях Дона Хуана, - потому что тот большую часть времени находился в пространстве воли?
Бык подтвердил мою догадку.
- Дон Хуан говорил, что светящаяся оболочка осознания мага становится невкусной для летунов. Это действительно так? – спросил я.
- Правильнее было бы сказать, - несъедобной, - поправил он и снова сделал паузу в расчёте, что это прозвучит как шутка. – Такой человек словно выходит из сферы моего влияния. Что я могу сделать со свиньёй, которая отрастила крылья, перестала подчиняться законам свинарника и улетела прочь?

Он словно вздохнул, а потом добавил:
- Заметь, законы этого свинарника устанавливаю не я! Это вы сами…

Какое-то время мы молчали. Потом он спросил, - что это я там чертил на земле прутиком?
Я сказал, что чертил не прутиком, а пальцем. Он возразил, что видел прутик. Он выделил слово «видел» интонационно, и я сразу же вспомнил о том вопросе, который вертелся у меня с самого начала нашей с ним «беседы». Я спросил:
- В самом начале я так понял, что вы способны видеть? Подобно тому, как видят маги?

Он ответил, что не может в точности знать, как именно видят маги. Но, судя по описаниям Кастанеды, они, действительно, видят каким-то похожим образом. Во всяком случае, он не нашёл ничего нового или неожиданного для себя в текстах Кастанеды. Для него самого то, что там называлось видением, является обычным режимом восприятия.
(Я уточнил, - он что, читал книги КК?
Бык ответил, что делал это, но совсем не так, как читаем мы.)
Тогда я высказал следующее своё предположение о том, что, в таком случае, ему, возможно, нужно «настраиваться» на смотрение точно так же, как нам на видение?
Бык сказал, что он не способен смотреть точно так же, как это делаем мы. И что ему действительно нужно «переключаться» из режима видения в режим смотрения. Но он не может, а может быть просто не хочет, собрать картинку смотрения точно такую же, какую собираем мы. Он сказал, что, например, меня сейчас он «смотрит», как некое светлое, продолговатое пятно, имеющее объём и совершенно непривлекательное с виду.
Я усмехнулся и сказал, что это забавно, что оба мы друг другу представляемся непривлекательными пятнами. Только он – чёрным, а я – светлым.
Бык возразил, что в этом нет ничего забавного или удивительного. И уж тем более не стоило бы делать какие-то выводы, основываясь на нашей с ним чёрно-белой дифференциации. Это просто разная скорость восприятия.
- Я воспринимаю гораздо быстрее, чем ты, - заключил он. – Только и всего.

Он снова спросил меня о том, что я там чертил на земле. И я попытался сформулировать тот вопрос, который хотел задать после вопроса о Доне Хуане.
- Ну, хорошо, - начал я. – Допустим, мы сами виноваты в том положении «жрачки», в котором находимся. Но разве вы не прикладываете никаких усилий к тому, чтобы сохранить это status quo?
- Тут трудно ответить однозначно, - Бык, казалось, даже переступил с ноги на ногу. – Скажем так: я сам не прикладываю к этому усилий. Но есть люди, которые, как принято у вас говорить, льют воду на мою мельницу.
- Это те люди, которым вы делали предложения? – поинтересовался я.
- Да зачем же? – он вроде как даже удивился. – Если бы ты правильно относился ко всему происходящему, то понял бы, что моё предложение вовсе не имело задачи сделать тебя кем-то, типа «агента влияния».
- Я хотел узнать, - поправился я, - Не означают ли твои слова, что все эти льющие воду действуют по какой-то твоей команде?
- Чепуха! – возразил он. – Они льют эту воду потому, что так им спокойнее, уютнее и комфортнее существовать. Мир, при таком их обращении, принимает ясные и понятные черты. И всё, включая этого придурка-Духа, становится подвластным взаимодействию, вычислению и раскладыванию по полочкам. Так что получается, что воду они льют по самому искреннему своему желанию. Но, при этом, на мою мельницу. Да ты же сам об этом писал! – воскликнул вдруг он и даже издал какой-то односложный хрюканутый звук, который, весьма возможно, должен был означать смех.
- Когда? – удивился я.
- Совсем недавно. На форуме, - подсказал он.

Я моментально вспомнил. Но воспоминание о форуме едва не слило меня обратно в реал. Чтобы этого избежать, я приложил ладони к каменистой почве и постарался погрузиться в ощущение от прикосновения. Странно, но почва была тёплой, почти горячей.
Я понял всё, о чём он сказал. Но одна мысль всё-таки не давала мне покоя. Мысль была идиотская, - я даже сам прекрасно осознавал её идиотизм. Но мне почему-то очень зудело её озвучить.
- И всё-таки… - нерешительно начал я. – Может быть я просто не знаю, как это точно сформулировать, но порой мне кажется, что есть люди, которым вы словно «нашёптываете» их идеи. Во всяком случае, вольно или невольно, такие люди, на мой взгляд, как раз и являются вашими «агентами влияния»… Что ты можешь сказать, например, о Пипе?

Мне показалось, что он даже повеселел.
- Пипа слишком откровенна, чтобы быть, как ты говоришь, моим агентом влияния. Он употребил ностратическое идиоматическое выражение nat hang-thar lakh da-dal dig, то есть, - женщина, которая слишком широко раздвигает ноги при рыбной ловле.
Куда более эффективны люди типа Ксендзюка или Ома, или им подобные, - пишущие совершенно искренние книги о том, как нам удачнее сохранить существующее положение и при этом утешать себя иллюзиями, будто мы что-то меняем и двигаемся по какому-то Пути.

От неожиданности я даже вскочил на ноги. Правда, сразу же сел обратно. Собственно, ничего нового для меня он вроде как и не сказал. Но то, с какой прямотой он выразил терзавшие меня порой сомнения, произвело своё впечатление.
- Я ведь говорил тебе, что вы очень не любите и не хотите правды, - заметил Бык. – Поэтому нет никакой нужды лгать. Правда – убийственна для вас. И всё, что вы делаете, так это всю жизнь пытаетесь её избежать, выстроив уютный мирок, - с наречением себя воинами, с походами за силой, с навешиванием себе лычек сталкера, сновидящего, а то и нагваля. Взаимодействуете с Духом, проводите его посредством того, что вы гордо именуете своим творчеством… И чего это ты так разволновался? Хочешь сказать, что для тебя это – новость?

Я ответил, что меня действительно взволновала его безаппеляционность по поводу книг Ксендзюка или Ома.
Бык возразил, что всё это очевидно. И только наше нежелание принять реальность загоняет нас в ловушку, которую мы сами же себе и выстраиваем.
- Позволь процитировать тебе твоего любимчика, - казалось ухмыльнулся он.

Он, каким-то гнусавым «голосом» продекламировал:
Я углубился в литературу о мифах и легендах. Это занятие породило во мне никогда прежде не испытанное ощущение: каждая из прочитанных мною книг была интерпретацией мифов и легенд. В каждой из них обнаруживалось присутствие одного и того же склада ума. Книги отличались стилистикой, но скрытая за словами тенденция была в точности одной и той же; при том даже, что темой этих книг были столь отвлеченные вещи, как мифы и легенды, авторы всегда ухитрялись вставить словечко о себе. Эта характерная для всех книг тенденция не объяснялась сходством их тематики; это было услужение самому себе.

Я, конечно же, помнил этот фрагмент из десятой книги КК, но не очень понял, к чему это он.
- Но ведь ни АПК, ни Ом не пишут о себе! – возразил я.
- От тебя ускользает смысл! – укорил Бык. – Дело не в этом «себя». Смысл в этом присутствии одного и того же склада ума. Оба они пишут об одном и том же, - как уберечься от Иного. Только Ксендзюк делает это более изысканно. И его книги кажутся более «в духе» книг КК. Но на самом деле это не так.
- Не понимаю! – воскликнул я таким тоном, каким, наверное, Станиславский кричал своё - Не верю!
- Да всё ты понимаешь! – отмахнулся хвостом Бык. – Не притворяйся! Все эти авторы совершают такую же «подмену», которую всё время сейчас пытался совершать ты. И точно так же, как ты подставлял себя на моё место и пытался делать выводы о моих целях, не являясь мною, точно так же они ставят себя, например, на место Дона Хуана или Кастанеды и принимаются рассуждать о том, о чём, в сущности, не имеют ни малейшего представления. Если, конечно, не принимать за истинное понимание те умственно-чувственные спекуляции по поводу Реальности, которые у них имеются. Как у существ, бесспорно, разумных, - заключил он и снова издал то однократное похрюкивание, похожее на смех.

Я возразил, что люди просто пытаются разобраться. Он, с готовность, согласился:
- Ага. Именно – разобраться! Это любимейшее и первейшее занятие в свинарнике, - разбираться. И зачем мне даже изгородь ставить вокруг? Вы прекрасно держите друг друга на поводке своих разбирательств. И даже если ткнуть вас прямо носом в ловушку, вы всё равно будете продолжать принимать её за что-то важное и продвинутое, - за какой-то Путь, например.
Вы так ловко избегаете правды о собственных подменах! Вы охотно согласитесь, что нагуаль – непостижим. Тональ – то же самое. Но тут же примитесь вычислять уровни нагуаля и вытаскивать из этого нагуаля тональ. Чем так основательно разрушаете эти "концепции" Дона Хуана, что даже я сам не сумел бы сделать это лучше.
В действительности вы не читаете текстов КК, вы читаете то, что вам в них нравится. А потому легко находите всякие соответствия, аналогии и общие места между тем, что у вас принято называть духовные учения…

Я, казалось, выдохся. И не хотел больше слушать. Но Бык, словно инквизитор, продолжал:
- Те книги, которые вы читаете и изучаете, в действительности, только отвлекают ваше внимание от того, что действительно является важным. Впрочем, вы уже научились и на это находить щит, - не важно ничто, так ведь? А поэтому, почему бы и не проводить большую часть времени в форумах и чатах, например? Ведь здесь так уютно рассуждать о всяких важных духовных вопросах. А главное, не требуется совершать никаких поступков. Ведь быть свидетелем нагуаля, - занятие не из приятных. Куда удобнее порассуждать о его уровнях, а заодно навесить себе значок воина-отличника магической службы, а то и вообще мага, достигшего своей воли.
Куда удобнее попрактиковать сталкинг в форуме и одолеть противника на Арене, ублажая себя мыслью о том, что это - реальная победа. Особенно когда окружающие подбадривают уверениями о том, что виртуальный сталкинг это, дескать, этакая тренировка, равноценная реальности.
Вы как дети, - заключил вдруг он. И, помолчав мгновение, добавил, - Только грязные, тупые, самодовольные и завистливые…

Я молчал. И хотя я мог утешать себя мыслью, что говорил он ведь не обо мне лично, и что я сам не пишу никаких таких книжек, но это было слабое утешение. Я знал, что я точно такой же, - тупой, вонючий, хвастливый, тщеславный, обидчивый и завистливый.

-Вы в ловушке, - как-то тихо сказал вдруг Бык, - В безвыходной ловушке. И знаешь, почему она без выхода?
Это был явно риторический вопрос, поэтому я промолчал.
- Потому что это ваша собственная ловушка. Никто вас туда не загонял. Не надо пенять на меня. Я могу кричать вам прямо в ухо. Но я ведь враг, правда? Искусство сталкинга… Искусство сновидения… - протянул он пародийно-мечтательно. – Вы преуспели только в одном искусстве, - искусстве одурачивания себя. Впрочем…

Он вдруг словно повеселел и, как мне показалось, даже пару раз взмахнул хвостом.
- Преуспели вы и в том, как лить воду так, чтобы никто не догадался о том, что вы просто льёте воду, вместо того, чтобы идти домой.
И никто и не догадывается. Даже вы сами! А это, что ни говори, - ого-го какое искусство!

Дальше у нас произошла короткая беседа, которая касалась меня лично, а поэтому не стану воспроизводить её.

Закончилось всё на такой фразе:
- Но и ты, что ни говори, странное существо! – улыбнулся я. – Кто назовёт разумным того, кто разговаривает с собственной пищей?
- А ты уверен, что ты действительно говорил с Летуном? – спросил Бык и вдруг рассмеялся.

Смех его был неожиданным, похожим на какое-то похрюкивание с перекаркиванием. Он словно вдавил мою задницу глубже в почву, и тут же изменилась картинка сна.
Горы и долина пропали, а я оказался сидящим перед большим киноэкраном, на котором мимо меня, двигаясь справа налево, медленно проходил бык. Камера снимала среднюю часть его тела. Было видно его полувозбужденное (указывающее на без четверти восемь) причинное место. На его прике, примерно посередине, сияло золотое кольцо, к которому был прикреплён золотой колокольчик, мелодично позвякивающий от движений быка…

© Dodge

 
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 12:38 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





На самом деле он не с летуном беседовал, а с неоргаником. Ну а в остальном занятно...

Сообщение отредактировал Свабуно - Суббота, 20.06.2009, 13:29
 
ШтопорДата: Суббота, 20.06.2009, 13:27 | Сообщение # 4
Искатель Духа
Группа: Администраторы
Сообщений: 4585
Репутация: 37
Статус: Offline
Интересно маги древности тоже стали неорганиками?

Воин всегда не победим.
 
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 13:30 | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Исходя из опыта могу сказать только: "Не все". Более точно - не знаю.

Сообщение отредактировал Свабуно - Суббота, 20.06.2009, 13:31
 
ЛилуДата: Суббота, 20.06.2009, 16:01 | Сообщение # 6
Знающий
Группа: Проверенные
Сообщений: 78
Репутация: 4
Статус: Offline
Quote (Свабуно)
На самом деле он не с летуном беседовал, а с неоргаником.

Летун и есть неорганик. Так же как и любой Бог или эгрегор.


Сообщение отредактировал Лилу - Суббота, 20.06.2009, 16:03
 
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 16:15 | Сообщение # 7
Группа: Удаленные





За исключением того, что эгрэгор это совсем другое образование, - верно, совершенно согласен.
Но всех духов для удобства делят на классы и называют разными словами, дабы не путать. Так вот духи, названнные "летуны" и духи, названные "неорганики", это совершенно разные духи. Даже из книг КК это видно.


Сообщение отредактировал Свабуно - Суббота, 20.06.2009, 16:16
 
ШтопорДата: Суббота, 20.06.2009, 16:47 | Сообщение # 8
Искатель Духа
Группа: Администраторы
Сообщений: 4585
Репутация: 37
Статус: Offline
Летуны как регуляторы уровня восприятия реальности? Неорганы как обменные пункты качества энергий.

Воин всегда не победим.
 
СвабуноДата: Суббота, 20.06.2009, 17:08 | Сообщение # 9
Группа: Удаленные





Можно и так сказать.

Я для себя описываю их так:

с летуном нельзя договориться, он только гадит и жрёт, при чём не только силу, но и осознание, но его можно игзнать или стать для него невкусным;

неорганики (лакисы) это жители двух (по КК - одного) самых ближних к нам миров, с ними можно договориться, но если брать их в качестве союзников, то они подселяются к нам в кокон и кушают нашу силу; изгнать можно.

В статье упомянут некий "ностратический язык". Вот об этом http://ru.wikipedia.org/wiki....A%D0%B8

Сообщение отредактировал Свабуно - Суббота, 20.06.2009, 19:11
 
ШтопорДата: Воскресенье, 21.06.2009, 11:20 | Сообщение # 10
Искатель Духа
Группа: Администраторы
Сообщений: 4585
Репутация: 37
Статус: Offline
Может летуны тоже как сборчики и проводники энергии, amnx что то говорил про "Естественную пищу древних"? Вот древние и придумали для себя такой источник, божественный закон они ведь чтут, потому создали разнообразные ловушки для внимания и пожалуйста мы рефлексируем раскидываемся энергией они собирают и осознанно живут, практически вечно!

Я сомневаюсь чтобы кто либо подпустил каких то мифических летунов суперхищников к такой кормушке как человечество-вряд ли этого бы допустили наши могучие "старшие братья" -скорее всего система там намного более законченная стройная и упорядочненная чем описывал КК.


Воин всегда не победим.
 
FagotДата: Суббота, 11.07.2009, 20:43 | Сообщение # 11
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6059
Репутация: 42
Статус: Offline
Los voladores (летуны)

Los Angeles Intensive Tensegrity Workshop, August 1, 1995
Subject: los voladores (the flyers)
From: "Mark Seven Smith" <Mark_Seven@msn.com>
Date: 27 Sep 1996 23:30:19 GMT

Возможно некоторые прямые цитаты (из архивов)

Эти облизывающие сияние летуны

Дон Хуан имел свое собственное объяснение - что мир, вселенная, в которой мы живем, подчинена дихотомии (классовости) всего (?). "Имеется параллельная вселенная к нашей, которая имеет осознание, но не организмы. И энергия перемещается со скоростью бесконечно ниже нашей. Мы - путешественники. Мы перемещаемся. Первый шаг должен быть в эту другую вселенную – Неорганических Существ, - Дон Хуан называл их "кузенами". Они способны ускорить свою скорость, как мы способны замедлить свою. Проблема состоит в том, что вселенная - вообще грабительская вселенная.
И там имеются "существа, которые также существуют без организмов, но с невероятным осознанием, которые кормятся нами подобно цыплятами". Они не пожирают мускулы или органы, но лишь жар осознания. Если маг видит человека - так как маги способны к наблюдению энергии, как она течет во вселенной - они видят его как скопление полей энергии. "До них они (светящиеся коконы) были более длинными и напоминали продолговатый кокон. Теперь мы все отличаемся – мы подобны шару. И он охвачен сиянием, как пластиковым покрытием, что делает его даже более сверкающим, и жар, который летуны едят до этого уровня (показывает на свои ноги). Все, что мы видим теперь - это непрозрачный кокон со светлыми носками. Остальное мертво по сравнению с, той (светлой частью)". Так что все наше осознание - это носки - так что все мы заинтересованы одной вещью - Я, Я, Я.
"Я был скульптором одно время, и я изучал искусство". Дон Хуан сказал: "Почему бы тебе не сделать из папье-маше скульптуру в размер человека, приладить к ней диктофон, который будет регулярно повторять "Я" (КК интонировал это слово очень низко, горлом), и воткнуть это на заднем дворе, так что ты будешь иметь напоминание, что ты есть". "Он привел меня в смятение этой ерундой про летунов".
Но это - энергетический факт, который может быть доказан нам даже на нашем уровне осознавания носков. "Ты не находишь это безумным, что все люди находятся на том уровне? Несмотря на возраст, культуру, ориентацию - все обо МНЕ. Откуда все эта потворствующая последовательность? Вы не сможете объяснить это в социологических или психологических рамках. Мы все были съедены до этого уровня". Дон Хуан "нашел это достойным исследования". Дон Хуан сказал: "Летуны и мы имеем символические отношения: мы даем им продовольствие, и они дают нам нашу веру. Другая вещь, которая должна привлечь наше внимание", - тот факт, что, например, инженер, блестящий человек, поддается той же самой вере, что человек имел в течение столетий. "Нет никакой тайны по поводу этого, летуны держат нас на этом уровне". Другое доказательство - то, что, когда маг начинает дисциплинировать себя, его осознание растет, подобно дереву, которое постоянно подрезают. "Они (маги) делают их осознание трудноперевариваемым для них (летунов)". КК спросил нас: "Что вы скажете относительно этого английского выражения "Я был облизан". Откуда это пришло? Это пришло от быть облизанным! "
"Почему такая настойчивость?" - спросил Дон Хуан. Я сказал ему, что я не знаю. "В тот день, когда я смог действительно понять это, я был потрясен. Вещи, на которые мы смотрим с позиции почему, приводят вас к паранойе - как что-то удерживает меня от подхода к тому, что не находится на уровне обычной жизни". КК имел обыкновение регулярно сидеть на особой скамье в УКЛА - каждый знал, что это была его скамья - чтобы смотреть на девушек. ("Я любил девушек в те дни. Но не теперь. Я чист. Теперь я лечу, в вечность"). Однажды, сидя на этой скамье, КК съехал в чистоту и внезапно стал осознающим энергию, и что-то блокировало его от наблюдения этого. "Я работал с большим психиатром в те дни. Я сказал ему: "Есть что-то, удерживающее меня от восприятия осознания". Он сказал: "Вы были захвачены этими галлюциногенами. Есть так называемый пост-галлюциногенный беспорядок". Так что парень выписал рецепт и сказал ему взять две штуки и оставаться дома пару дней.
Что внезапно сделало его знающим, если он не мог видеть этого прежде? Дон Хуан сообщил ему, что это просто. "Ты переместил свое осознание от "я" туда, где ты мог видеть. Или мой молебен защитил тебя от летунов, так что твое осознание выросло. Ух ты! Е-мое! Мама мия! Я пришел из академии, а не из пивнушки". (Он начал делать вид пьяного парня, тупо повторяющего: "Life . . . is life").

Универсальная последовательность человеческого ума

Мы способны к изумительным достижениям. Дон Хуан говорил, это не наша ошибка, что мы сами отрицаем эти подвиги. Есть обстоятельства, которые диктовали это. Наша единственная способность теперь - саморефлексия. (Никто не слушает друг друга - мы только ждем затишья в чьей-то речи, и права голоса в разговоре относительно нас самих). Дон Хуан сказал подумать относительно постоянства и универсальности саморефлексии. Дон Хуан спросил: "Разве это не интригует тебя, эта последовательность? Не является ли это основанием для вопроса?" Дон Хуан объяснил это, и его объяснение очень смутило Кастанеду. Старые маги были способны видеть, что, в то время когда люди спали, когда они сновидели, ТС перемещалась. И чем дальше от обычного положения, тем более причудливым было сновидение. Они использовали растения, другие вещества, которые они могли находить, чтобы сдвинуть эту точку. Они узнавали различные положения, которые тело могло принимать, что давало им чувство удовлетворения, и таким образом узнавали магические пассы. Они охраняли их с самой большой тайной. В ходе обнаружения или сбора движений, они также нашли присутствие чего-то. В итоге они назвали это присутствие летунами - обладателями осознания, но не организмами - которые кормятся на нас.
Осознание - сияние, подобное пластиковому покрытию, которое делает светящий кокон даже более светящимся. Оно идет с вершины до основания кокона. Теперь человечество имеет только светимость от земли до наших лодыжек. Так что самоотражение - все, что мы можем делать. Это не наша ошибка. Революцией Дона Хуана было отказаться принимать участие в соглашениях, которые не были его выбором - например, съедение летунами. Интерес относительно политической силы, денег, еды и т.д..., были незначительными проблемами по сравнению с этим. Кастанеда спросил Дона Хуана, мог ли Кастанеда видеть летунов. В то время Кастанеда имела большой живот, потому что он имел обыкновение есть "17 сэндвичей с беконом или бутербродов с маслом и желе в день". Так что он не мог через свой живот углядеть свои лодыжки, чтобы увидеть летунов. Магические пассы были путем, которым он приобрел форму. Кастанеда не знала тогда, что если, что-то сработало для кого-то его размера, то будет работать и для других. Старые маги должным образом хранили их в большой тайне, но Дон Хуан сказал, что это естественно для любого порядка в некоторой точке подойти к концу. Кастанеда очень удивился тому, что делать с этим материалом - он знал, что это помогло ему и что он был в порядке, но должен ли он хранить это все самостоятельно?
Дон Хуан рассказал ему, что он был более молод, чем Кастанеда. Он был более проворен и полон энергии, чем Кастанеда. Дон Хуан взял КК в Chihuahua, сказав ему, что они собирались уходить на 10 дней. Он сказал ему взять много сигарет, и КК, который имел ужасную привычку в то время, завернул 50 пачек, чтобы взять с собой. Первый день КК дымил как дьявол. "Возможно, я знал, что что-то должно было случиться". На следующий день пакет, содержащий все сигареты, исчез. КК ходил как в воду опущенный. Дон Хуан сказал ему, что койот, который утащил это, конечно, не уйдет так далеко с этим, так что они потратили большую часть дня, пробуя следовать за следом койота, который возможно взял это. Этот след ведет вниз в угрожающую пропасть. КК хотел спуститься туда за теми сигаретами, но не смог найти след оттуда. КК закончил тем, что провел ночь в этой старой расщелине. Дон Хуан спросил его следующим утром, не будет ли возражать, куря национальную марку. КК ответил, "Почему я буду возражать? Я курил с тобой". Так что они пошли искать город, где они могли бы купить местное изделие. Наконец Дон Хуан сообщил ему, что они потерялись. КК возненавидел его. Они прошли то же самое место, и КК указал на это ему, и Дону Хуан действовал, словно он не заметил. Они потеряли 10 дней. Наконец, Дон Хуан сказал, "Давай, пошли домой", и путь был тут же, за ним. КК не носит рубашки ни с какими карманами (как он указал на то, что он носил) потому что он не хочет иметь место для сигарет.
Пассы - это способ изменить ваше тело магическим путем. Подобно Млечному Пути, со всеми звездами, о которых считают, что там должна быть черная дыра, которую они не могут все же найти. Нечто держит энергию вместе, так, что центробежная сила создала спирали, но галактика не делает это бесконтрольно. "Мы - то же самое. Если бы не было некоторой связующей силы, наша энергия растворилась бы в бесконечности. Это та сила, которой маги намереваются коснуться пассами. Наше намерение не принадлежит магическим пассам. Мы присоединяемся к ним. Они имеют их собственное намерение, которое должно соединиться с той связующей силой".

Флаерские образы

Единственная область, которая хотя бы наполовину является сегодня занимательной, это богословие. И все же главной проблемой там остается девственность Марии. Это - способ отменить нашу систему восприятия.
"Мой отец был бессмертен. Мой дедушка была бессмертен. И все же они умерли. Они были бессмертными, озабоченными картинками, которые нам дают летуны. Они говорят нам сохранять спокойствие, не двигаться, просто позволить кушать нас". Единственное осознание, не съедаемое летунами, производится жесткими условиями дисциплины. Они оставляют воина.

Синдром "бедного младенца" (вера)

"Мы (КК и его группа) не гуру, мы - навигаторы. Подобно Дону Хуану, мы пробуем вести в бесконечность". Вам нужно точно делать это, совершенно не оставляя ни одного неперевернутого камня. Дон Хуан сказал, что вы идете в это путешествие "с места в карьер - без рулевого колеса, "a la arriba" (испанское выражение), подобно лодке без парусов. Так если как вы все равно туда пойдете, почему бы не двинуться со своим рулевым колесом - ваша жизненной силой?" КК не знал, что сказать. "Мой отец был бессмертен. Он прожил жизнь, осажденный проблемами - "Они не любят меня!" Что такое "проблемы", когда вы собираетесь умереть? Вот что летуны дали нам в обмен на энергию - "Я" - и мы все бедные младенцы". КК изобразил рыдание, "Никто не понимает меня!" Дон Хуан сказал, "А что надо понимать?" Другими словами: "Никто не обращает на меня внимания так, как я хотел бы. Никто не обнимает меня и не говорит: "Бедный, бедный младенец". Мужчина однажды рассказал ему свою фантазию - поехать на остров Южных Морей и собрать толпу женщин, поддерживающих его и говорящих: "Вы бедняжка. Вы бедный, бедный человек". КК спросил его, не была ли его фантазия про секс с женщинами? Нет, мужчина хотел только побыть со всеми этими женщинами вот таким образом. Это "наши квази-симбиотические отношения с летунами, они дают нам "бедного младенца".
Идея про бедного младенца была одной из любимых у Дона Хуана. "Я был воспитан моим дедушкой, он говорил мне, что я был слишком маленьким. Он говорил: "Ты не сможешь проходить в дверь, и ты будешь проходить в окно". Его красивый кузен Gregoriti имел римский нос, и все открывали ему дверь. Но дедушка сказал КК, что, "ты будешь должен изворачиваться". Он сообщил ему, лучше всего быть сиротой. "Так что я развивал свои великие методы", сообщая людям, что он не имел отца, и (рыдание), что он потерял и свою мать также. Они дразнили его, что он сегодня повторяется, но он настаивал, что нет. "Кто дал нам эту универсализацию "бедных младенцев?" Люди, сидящие на паперти - самые большие бедные младенцы.

Наше соглашение с летунами

Мы "получаем немного вирусов", и мы "выполнены для жизни". Дон Хуан думал, что можно преодолеть это. Тайна состоит в том, чтобы приветствовать это, позволять этому входить. Нет никакого тела знания - "Вы должны делать это". Было невозможно для него в прошлом, с его многолетними бесплатными лекциями, добраться "установления внимание, которое нужно". "После некоторого времени эти предпосылки будут иметь смысл для тела. Они будут обходить мысли и, в конечном счете, касаться тому, что называется телом энергии. Это наши условия – быть неспособным к наблюдению энергии, как она течет. Почему? Это только соглашение, которое мы мирно даем летунам". Они сообщают нам, "Не жалуйтесь (на эти соглашения). Жалуйтесь на вашу жену или вашего мужа".
"Только в терминах Дона Хуана и его магии мы можем понимать глубину нашей ситуации как действительный путь к тому, чтобы быть съеденными. И нам дали огромный набор идей, определяющих нас. Они (летуны) дали нам все наши идеи и идеалы. "Дон Хуан сказал, что, "Если оставить человека одного, возможно мы не будем так глухи". КК пояснил: "Посмотрите на наши фантастические механизмы, по сравнению с нашими ограниченными идеологиями и системами вер. Возможно Дон Хуан прав".

Научно-магический прагматизм

"Так кто же является тогда прагматиком? Конечно не moi, я - западный человек. Прагматик - маг, единственный человек, который действительно не оставляет ни одного неперевернутого камня. Мы - навозные жуки. Мы думаем, что мы так научны, но мы (не применяем те же самые методы) к нашей ежедневной жизни. Эта деятельность (наука) не избавит нас от нашей навязчивой идеи самотражения. Это не позволяет нам делать что-нибудь, но только рассматривать себя. Но даже не это, потому что, если бы мы действительно заботились о себе, мы не делали бы того, что мы делаем с нашими телами".
(Он снова описал себя как очень жирного и ужасно упитанного). Дон Хуан сообщил мне, "Что ты не проходишь в игольное ушко. Ты слишком жирный". Почему мы принимаем все эти ужасающие формы? И мы любим себя. Это ужасающее противоречие. Но мы защищаем нашу честь подобно львам, ожидающим, пока кто-то не скажет что-то унизительное".
"Так что первой линией фронта мага является борьба против самрефлексии. Это наиболее опасная вещь, которую мы имеем. Это должно быть остановлено, или отвергнуто. Принудительно. Задайте мне вопросы, связанные с этим. Но не ожидайте, что я обнаружу, как вы замечательны. Ваша красота нерелевантна для путешествия в невообразимое. Ваша красота уместна только в мире каждодневной жизни, которой я больше не принадлежу".
Дон Хуан "никогда не разрешал это, он требовал моего внимания, того, что я обращу внимание на каждую деталь мира вокруг меня. Но относительно меня самого? Нет. Я хотел сказать ему относительно искусства. Он сказал: "Искусство прекрасно, делай это". Все, что я бы сделал - были бы жалобы и разговор про мою собственную жалость до исчерпания вдохновения ("бензина").
"Таким образом, он вынудил меня быть мешком историй. Я не смог бы найти такого человек, как Дон Хуан. Он был полон бесконечными историями. Он маг. Человек больше не существует, он - абстракция. Всякий (человек, с его собственной "историей" и идентичностью) является кормом для летунов".

Псевдосимбиотические отношения

Человек спросил: "Можете ли вы рассказать побольше про Летунов?" КК сказал: "Летуны были для магов древней Мексики объектами, которые пожирают нас. Они пожирают наше осознание. Это - хищная вселенная, и мы подобны цыплятам. Летуны систематически едят наше осознание, они живут на этом. Симбиотически они берут наше осознание и дают нам веру. Это было очень вредная концепция для меня. Я не могу повторить, что сказал Дон Хуан, потому что я вас оскорблю. (Толпа просила его все равно это сказать). Человек, будучи таким хорошим строителем и инженером, не может быть так глуп, чтобы изобрести римского папу. Вы думаете, что он так глуп, чтобы создать бога от девственницы? По его абсолютному мнению, не думаете ли вы о нем, что Он завладел вагиной и девственностью? Как это может быть? Мы не глухонемые!"
Это ужасающая мысль. Как я мог противостоять этому? Мы взвалили на себя веры, которые являются противоречащими и не выражают ничего по поводу нашей жизни или нашей смерти. Дон Хуан сказал: "Ты думал о рае? В рае ты не сможешь бегать. Ты должен идти одной ногой перед другой, медленно. (Он показал как). И никакого шума. Бог не любит никакого шума". Дон Хуан также сказал: "самая плохая вещь, понимаешь ты или нет, что рай является большим еврейским складом? Бог сидит в мезанине и имеет двух сыновей: один заботится о книгах, в то время как другой - подстрекательством. Один Св. Петр, другой - Люцифер".
"В этих псевдосимбиотических отношениях летуны берут лучшее и дают нам все это дерьмо. Насколько реально. Как разрушительно. Я давал лекции в Мехико, и мексиканцы очень странные. Очаровательные, но странные. Они имеют бесконечные разговоры относительно "прибытия Кастанеды, он - вампир; он придет, чтобы высосать нас досуха; он становится более молодым, и мы становим более старыми". Вы становитесь более старыми, потому что вы глухие! Огромный интерес магов в том, чтобы превысить те границы энергии, которые полностью определяют нас и не позволяют нам никакого движения энергии. Психологично, что когда у меня не было никакого взаимопонимания, когда я говорил с целой группой в Испании, я почувствовал слабость от разговора в тот день. Это было не потому, что они забрали энергию. Если я не вовлечен в дерьмо, которое забирает 99 % моей энергии, тогда конечно я имею большее количество энергии. Как Кастанеда берет их энергию, говоря с ними?"

"И что в этом для меня?"

Мужчина спросил, "Что маги говорят относительно рождения?" КК отвечал, "Наш биологический мандат - воспроизводство. Что они скажут - возможно, что сейчас время, чтобы направить этот биологический мандат на воспроизводство чего-то одинаково мощного - мандат на развитие. Так или иначе, мы останавливаемся как раса. Дон Хуан сказал, что надо исследовать социальный порядок. Он сказал, что, если социальный порядок не дает заинтересованность в защите нас как расы вообще, то в этом что-то неправильное. Смотрите на варваров, которые заставляют нас это делать. Так что это за "порядок"? Мы захвачены нашим инвентарем - "Что есть в этом для меня?" От осознания наших пальцев ног прибывает это намерение "выгоды", чтобы накопить вещей, которые являются бессмысленными. А закон - закон не плох. Летуны - вот закон, и они кормят нас этим".

Внутренний диалог и интернет

(КК сказал): "Имеется новый нагваль среди вас. Он здесь, наблюдает и сообщает в интернет. Он говорит: "Спросите Кайли, если я не новый нагваль. Посмотрим, будет ли она отрицать это". Новый нагваль наблюдает и оценивает. Зачем? Это меня не касается. Дон Хуан говорит, что это действительно не имеет значения, что кто-то говорит относительно вас хорошо или плохо. Ваше предназначение - бесконечность. И я могу ускорить и заставить назначенное случиться сейчас. Я хотел бы затронуть вас, но помощь прибывает от вас. Все в нашей жизни наложилось. "Как я остановлю внутренний диалог?" - спросил я Дона Хуана. Он сказал: "пни(kick) себя".

Кто-то, кто "присоединился к нам"

В нашей индивидуальной группе, КК учил нас трем новым движениям рук и запястий, разработанных для контакта с энергией сухожилий. Он начал с истории про модель, которая была очень стройной, и ненадолго присоединилась к группе, которую вела Кайли. Женщина первоначально волновалась, чтобы работать с Чакмулами, но потом после трех дней ее лицо было полностью красным, ее давление взлетело, и она была в беспорядке. Она сказала, что Чакмулы "животные". Они работают с утра до ночи, останавливаясь только на обед. Женщина была также очень "духовна", и раздражающе опекала КК. Она имела большую проблему с телефонами, и, будучи близорукой, долбила не те кнопки, чтобы взять трубку. Даже, если она просто переместила стул на другое место, она не могла сделать это нормально. Это было для нее задачей, чтобы развить дисциплину, необходимую для отделения от летунов


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Суббота, 11.07.2009, 20:45 | Сообщение # 12
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6059
Репутация: 42
Статус: Offline
Формула спасения

"Пожалуйста, нажмите эту кнопку". Это - в пределах наших способностей. Дон Хуан имел обыкновение говорить, что нет никакого шанса перенаправить порядок вокруг, потому что есть летуны, которые пресекают все границы восприятия. Поэтому, "Мы должны быть подобны цыпленку, который избегал бы быть съеденный нами. Мы должны спастись - выбежать. Это - магия. Так есть. Мы должны спасаться. И из этой ячейки вы не берете ничего с собой".
"Что так важно для нас здесь - это просто центр в нашем секретном хранилище, который сообщает нам "Карлос Кастанеда самый великий", подписано "Карлос Кастанеда"? Почему же мы должны валять дурака в этой огромной вселенной. Вы думаете мы действительно сделаны по образу Бога? Это летуны (сказали нам это)".
Дон, Хуан дал мне великую формулу: "Да, они сделали все виды вещей для тебя. Но то было тогда, а это - теперь!" Он напомнил нам свою историю про мужчину, рассказавшему ему, что он был в "сексуальном подчинении" в возрасте 17 лет. Он сказал, что он также знал женщину, которая сначала была изнасилована старшим братом в возрасте 6 лет. Когда другой брат выяснил про это, он начал пользоваться ей. Потом узнал отец и тоже стал приставать. Это происходило год за годом. Это травма на "шесть миллионов фунтов".
Что вы скажете подобному человеку? Дон Хуан сказала бы: "То было тогда, а это - сейчас". Нет никакой терапии, которая могла бы помочь преодолеть так много концентрации на "отрицательной энергии". Терапия - часть комплекта летунов. "Будьте счастливы, идите к терапевту, психологу". Я не думаю, что я мог бы всучить ей это (философию Дона Хуана). Я, однако, мог бы дать что-нибудь, на что был бы способен".
Когда летуны находят дисциплинированного человека, они теряют аппетит к нему. Они говорят: "Yick" и плюют на нас. Потом они говорят: "я хочу существо-мороженое".

В мыслях и почему мы можем обсуждать летунов

Женщина удивилась: "Почему летуны позволяют вам сообщать нам это (то есть, почему они разрешают ему сообщать нам, как избежать их)?" КК отвечал, что они имеют кучу других. Если мы видим плохой плод и идем к другому дереву, которое имеет хорошие плоды, мы не говорим: "О, я собираюсь наказать то плохое дерево".

Летуны и сновидение

Внимание сновидения - другой источник дисциплины, которая делает нас несъедобными для летунов. Как только вы пересекаете дверь мышеловки, что-то приходит, чтобы забрать вас или на другой слой лука, или в двойную вселенную неорганических существ. Вы контролируете, в каком направлении вы пойдете, проорав свое намерение - по существу отдавая приказ, типа "Заберите меня в ваш мир". Единственная вещь, которую они слушают - прямой приказ, и ничего хорошего вообще не будет, если что-то заявлять, скулить или задабривать. Вы "не приказываете им высокомерно", но говорите сильным, волевым, убедительным голосом. (Если вы хорошо воспитаны, вы также можете сказать "пожалуйста" или "спасибо", пошутил он, "но это необязательно").

Летуны и неорганики

Инорганики (IB) аналогично используются летунами, и они хотят присоединить их медленную скорость к нашей быстрой. Голос брал КК одно время в мир IB и сообщил ему, что он был "населен тремя типами" - теми, кто напоминают зажженные свечи, круглыми и другими формами, подобными колоколу. Голос также сообщил ему, что там были другие объекты, которые они не могут показать ему, пока он не даст слово, что он останется. "Все мужчины-сновидящие (включая Дона Хуана) сообщают о том же самом опыте".
Летуны, или Jumpers, также являются инорганиками, которые кормятся на всех органических существах. Хотя маги были неспособны отличить детали светящихся коконов не-человеческого органика и различить их, эмиссар сновидения сказал "да" на вопрос относительно того, кормятся ли летуны на животных и других органиках в нашем мире.

Летуны и Орел

Мужчина спросила относительно связи между Орлом и летунами. КК сказал, что Дон Хуан не знал. Он не смог ответить, когда КК задал тот же самый вопрос.

Фотография летуна

Tony, последователь тибетского буддизма, который сделал фотографию летуна в пирамидах, будет с нами в следующее воскресенье. Он - "баловень. Он имеет такие большие глаза, которые видят все кругом. Он также мгновенный переводчик". (Женщина, которая переводила в этот день для испанских слушателей, сообщила ему, что она так навострилась, что делает те же самые гортанные звуки, которые делает он). Кто-то спросил, как Tony сделал картинку. Там было "90,000 мексиканских католических буддистов, и Далай Лама." Tony "также святой." Они называют его "Tony Lama". Он организовывал событие, и сделал большое количество снимков. Один имел этот след, который его поверг в смятение. Он показал это Кэрол Тиггс. Когда она показала это КК, что они приняли это как знак, что пришло время заговорить про летунов. Дон Хуан не сообщил ему никогда не говорить про них, или "они наверняка сожгут тебя".

Аргентина?

Аргентина - дом летунов. Что-то вроде наклона земли или Южный полюс или чего-то сконцентрированного там. Это очень "эгоистическое место".

"Делайте что-нибудь злое каждый день" - Ницше

Около 8:30 снимок летуна проектировался на экран в стороне от главной платформы. Три увеличенных диапозитива были более понятными, чем маленькие слайды, которые показывались в Omega. КК объяснил, что летуны, "являются большими как здания".
В ответ на серию вопросов он сказал что летуны "подобно темноте"; что "они предпочитают мужчин", что создает для женщин преимущество сохранить свое осознавание; что "мы знаем (на некотором уровне), что они - там"; и что, "да, вы могли бы потенциально почувствовать это (облизывание) - это чувствуется подобно тому, как бы вас облизали".
Он говорил относительно трудов Ницше, "Делайте что-нибудь злое каждый день" и прокомментировал про то, как "эгоистично" и "безумно" большинство философов.

С дисциплиной

"Кто-то спросил меня вчера вечером, какая дисциплина была необходима для отрыва от летунов. Вот почему я преподаю вам Тенсегрити. Просто делайте Тенсегрити и самодисциплинируйте себя, пока осознание не возникнет. Тогда вы будете видеть энергию. Летуны будут все еще есть вас, когда вы поднимаете ваше осознание. Они будут есть даже больше, но вы будете иметь больше ресурсов".

Больше на фотографии летуна

Экран был наконец готов, и Кайли снова поместила снимок летуна. На первой все ждали чье-то выступление. Нюэй наконец начала объяснять, что мы видим, а потом пришел КК с портативным микрофоном, прикрепленным на нем Кайли. Он сказал, что маги видят летунов, когда они начинают видеть энергию, как она движется. Эти фигуры подобны фоновым теням, когда они смотрятся как энергия. Снимок может быть просто скоплением пыли на линзе, но "очень интересно", что это "сформировалось в точно такое же, как маги видят летунов".
Он объяснил снова, что там было 90,000 "католических буддистов", где снимок был сделан, и что фотограф, Хуан Antonio C (кто был там, и кто также известен группе как "Tony Lama") имеет психические способности, которые привели к "множеству странных вещей, случающихся с ним". Он - основатель и директор Casa Tibet в Мексике. КК сказал, что эта картина была "любимой" для КК вещью, которые случились с Tony, "но я уверен, что он имеет другие, которые он находит более приятными".
Между Tula и Мехико есть гора. Маги имели обыкновение наблюдать, как летуны делали три скачка, чтобы идти с гор до пирамид и церкви. Потом они делали три прыжка, чтобы возвратиться в горы, и четвертый "в бесконечность". И есть пасс, который старые маги назвали "Три Скачка В Бесконечность". КК быстро продемонстрировал, как он выполняется, выталкивая воздух перед телом с одним движением руки перед телом три раза. Четвертое движение (или подражание прыжку) руки перед телом, вводит это в бесконечность.
КК сказал, что следующая майка должна быть "Позвольте вашему осознанию расти с Тенсегрити". Он решил, что это было здорово, и что он заслужил премию. КК сказал, что "я дам вам слово, что когда я увижу ваше осознание, увеличивающееся от ваших носков, я сразу буду вопить". (Он напомнил нам, как он легко возбудим, в связи с обстоятельствами его рождения. Он пошутил, что он станет настолько возбужденным, когда он увидит наше повышенное осознание, что его уволокут врачи, а он будет неразборчиво бормотать, "оно повышается от их носков").
Дон Хуан сказал, что летуны прибывают через "море осознания". (КК изобразил себя, спрашивающего Дона Хуана: "Что такое это море осознания", хныкающим голосом. "Как могу я поверить в это море?") КК сказал, что он хотел делать все, что он мог бы, чтобы быть похожим на Дона Хуана. "Я был бы небольшим Доном Хуаном", сказал он, если бы это было возможно.
В ответ на вопросы, КК сказал, что летуны не знают о том, что мы думаем, также, как мы не знаем, о чем думают цыплята. Если один неуправляемый цыпленок уходит, сказал КК, "я не собираюсь идти и преследовать его после этого. У меня есть много других".
Мужчина спросил, имеют ли летуны настроение или лицо. КК сказал: "Нет, они очень абстрактны". КК указал на выдающийся живот летуна на экране и пошутил, что он "хорошо накушался". Потом он пошутил, что место, на которое он указывал, верхняя область живота фигуры, "может быть его сердцем".
Кто-то спросил, любят ли летуны эмоции. КК сказал: "Да. Они любят проблемы, особенно большие персональные проблемы". Как пример, он рассказал, как кто-то волнуется относительно того, добьется ли он внимания другого лица. Единственное противоядие тому, насколько привлекательными делает нас для летунов волнение относительно этих проблем - дисциплина. Человек спросил, наблюдение летунов, или энергии была просто другим способом категоризации восприятия того, что в других дисциплинах рассматривается как аура или НЛО. КК отвечал, что эти другие категории являются "глоссами".
"Есть только один путь наблюдения, подобно тому, как есть только один путь ходьбы - на двух ногах". Он объяснил, что маги видят всем своим телом. Чтобы видеть энергию, как она течет во вселенной, нужна определенная способность человеческого тела. Мы все можем видеть поток энергии без интерпретации, но мы блокируем себя от этого восприятия. КК упомянул феноменологию как средство объяснения того, что мы воспринимаем, и разрушение как пример "таксономии безумия". Он сказал нам "прочитать Мастера Foucault завтрашним днем, как пример". Потом он дал другие примеры таксономии.
"Как мы создаем нашими умами комнату? Мы идем от этого к (созданию) здания, города, страны и вселенной". Аутентичные люди не делают это. Они добираются до трещины в полу - и нет ничего, что могло бы остановить их от погружения в детали. Они не создают глоссы, как мы.

Про знание, восприятие и систему интерпретации

Кастанеда имела преподавателя, кого он рассматривал как сильного руководителя. Дон Хуан сказала, чтобы он наблюдал его. Мужчина был силен в последних веяниях и говорил относительно практики и практических действий. Дон Хуан спросил, нашел ли Кастанеда что-нибудь, о чем он говорил в аудитории, воздействующим на путь мужчины, на его жизнь. Кастанеда ничего не нашел, и вне периода преподавания, тот был совершенно подобен всякому. На Дона Хуана, по контрасту, воздействовало все, что он обнаружил. Он был истинный прагматик, истинный ученый. Он был навигатором в неизвестность.
Как маги нашли средства для наблюдения энергии, как она течет во вселенной, мы не знаем. Вероятно, потребовались столетия. Они были способны отменить интерпретацию, так что они уже не думали, они знали вещи. Мы учимся в нашей культуре строить модули из интерпретаций - например, стулья, столы, деревья. "Комната" возникает, когда мы входим в закрытое место, и если что-то вопиюще отсутствует, например крыша или чего-то еще, мы продолжаем, как если бы мы знали, где мы. Кастанеда был должен признать, что Дон Хуан был прав. Искусство магов для Дона Хуана было в том, чтобы преднамеренно достигнуть этой отмены системы интерпретации, видеть энергию как, она течет.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
ШтопорДата: Суббота, 11.07.2009, 21:33 | Сообщение # 13
Искатель Духа
Группа: Администраторы
Сообщений: 4585
Репутация: 37
Статус: Offline
Я понимаю что в настоящий момент современный чел имеет лишь малую часть себя все остальное Гема которая орет и заглушает эту малость.. Человек без Летуна это уже совсем мало похожее на современного человека существо.

Воин всегда не победим.
 
Форум » Дедушка Карлос » Изборник редкостей » Быки и Свиньи
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017