Форма входа

Поиск

Мини-чат

Статистика





Вторник, 17.10.2017, 21:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Мистический Круг
Главная | Регистрация | Вход
Учения дон Хуана - Форум


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Fagot 
Форум » Дедушка Карлос » Отжатый Карлос » Учения дон Хуана
Учения дон Хуана
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:42 | Сообщение # 1
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Други хочу пройтись по творчеству Маэстро и выбрать соль,а заодно и техники,там у него все разбросано.Последовательно начиная с первой книги и последнюю. сюда просьба не постить .Будет новая тема с Коментами,и обсуждениями. И так первая книга "Учение дон Хуана"

Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:48 | Сообщение # 2
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
ВВЕДЕНИЕ Летом 1960 года, будучи студентом антропологии Калифорнийского
университета, что в Лос-Анжелесе, я совершил несколько поездок на
юго-запад, чтобы собрать сведения о лекарственных растениях, используемых
индейцами тех мест. События, о которых я описываю здесь, начались во время
одной из поездок.
Ожидая автобуса в пограничном городке, я разговаривал со своим
другом, который был моим гидом и помощником в моих исследованиях. Внезапно
наклонившись, он указал мне на седовласого старого индейца, сидевшего под
окошком, который, по его словам, разбирался в растениях, особенно в
пейоте. Я попросил приятеля представить меня этому человеку.
Мой друг подошел к нему и поздоровался. Поговорив с ним немного, друг
жестом подозвал меня и тотчас отошел, не позаботившись о том, чтобы нас
познакомить... Старик ни в коей мере не был удивлен. Я представился, а он
сказал, что его зовут Хуан и что он к моим услугам. По моей инициативе мы
пожали друг другу руки и немного помолчали. Это было не натянутое
молчание, но спокойствие естественное и ненапряженное с обеих сторон.
Хотя его темное лицо и морщинистая шея указывали на возраст, меня
поразило, что его тело было крепкое и мускулистое... Я сказал ему, что
интересуюсь лекарственными растениями. Хотя, по правде сказать, я почти
совсем ничего не знал о пейоте, я претендовал на то, что знаю очень много
и даже намекнул, что ему будет очень полезно поговорить со мной.
Когда я болтал в таком духе, он медленно кивнул и посмотрел на меня,
но ничего не сказал. Я отвел глаза от него, и мы кончили тем, что сидели
против друг друга в гробовом молчании. Наконец, как мне показалось, после
очень долгого времени, дон Хуан поднялся и выглянул в окно. Как раз
подходил его автобус. Он попрощался и покинул станцию.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:49 | Сообщение # 3
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УЧЕНИЕСначала я видел в доне Хуане просто довольно интересного человека,
который много знал о пейоте и который замечательно хорошо говорил
по-испански. Но люди, с которыми он жил, верили, что он владеет каким-то
"секретным знанием", что он был "брухо". Испанское слово "брухо" означает
одновременно врача, колдуна, мага. Оно обозначает человека, владеющего
необыкновенными и, чаще всего, злыми силами.
Я был знаком с доном Хуаном целый год, прежде, чем вошел к нему в
доверие. Однажды он рассказал, что имеет некоторые знания, которые он
получил от учителя - "бенефактора" (благоприятный фактор) - как он называл
его, - который направлял его в своего рода ученичестве. Дон Хуан, в свою
очередь, взял меня в свои ученики, но предупредил, что мне нужно принять
твердое решение, ибо обучение будет долгим и утомительным.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:53 | Сообщение # 4
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Хотя дон Хуан определил своего бенефактора, как диаблеро, он никогда
не называл место, где он учился и ни разу не назвал имени своего учителя.
Фактически, дон Хуан рассказал ничтожно мало о своей личной жизни. Все,
что он сообщил, так это то, что он родился на юго-западе в 1891 году, что
он провел почти всю свою жизнь в Мексике, что в 1900 году его семья была
изгнана мексиканским правительством в Центральную Мексику вместе с
тысячами других соноракских индейцев и что он жил в Центральной и Южной
Мексике до 1940 года. Таким образом, поскольку дон Хуан много
путешествовал, то и его знания могут быть продуктом многих влияний. И,
несмотря на то, что он считал себя индейцем из Соноры, я не был уверен,
можно ли привязать его знания только к культуре соноракских индейцев.
Однако... Однако, здесь я не намерен определять точно его культурное
происхождение.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:55 | Сообщение # 5
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Мое ученичество у дона Хуана началось в июне 1961 года и до этого я
не встречался с ним часто, но беседовал с ним всегда, как
антрополог-наблюдатель. Во время этих первых разговоров я делал записи
описательного характера. Позднее, по памяти, я восстанавливал весь
разговор. Однако, когда я стал его учеником, этот метод стал весьма
затруднительным, так как разговоры затрагивали много различных тем. Потом
дон Хуан все-таки разрешил мне, после долгих протестов, открыто записывать
все, что сказано. Мне очень хотелось также фотографировать и делать записи
на магнитофоне, но он этого не позволил.
Мое ученичество проходило вначале в Аризоне, а затем в Соноре, так
как дон Хуан в период моего учения переехал в Мексику. Распорядок, которым
я пользовался, состоял в том, чтобы видеться с ним по нескольку дней и как
можно чаще. Мои визиты стали более частыми и длительными в летние месяцы
1963-64 гг. Оглядываясь назад, я теперь считаю, что такой метод тормозил
мое продвижение, так как он не давал мне полностью попасть под влияние
учителя, в чем я очень нуждался для успешного обучения. Однако, с моей
личной точки зрения, этот метод был полезен тем, что давал мне
определенную несвязанность, а это, в свою очередь, обостряло чувство
критического восприятия, которое было бы невозможным, будь я учеником
постоянно, без перерывов. В сентябре 1965 года я добровольно отказался от
ученичества.
После моего отказа от ученичества мне нужно было осознать то, что я
пережил, а то, что я испытал, мне нужно было уложить в странную систему
индейских верований. С самого начала моего обучения для меня стало
очевидным, что учение дона Хуана имеет четкий внутренний строй. Как только
он начал преподавать его мне, он давал свои объяснения в определенном
порядке. Распознать этот порядок и понять его оказалось для меня
труднейшей задачей. В связи с моей неспособностью понять я и через четыре
года ученичества все еще был начинающим. Было ясно, что знание дона Хуана
и метод, которым он преподавал, были теми же, что и у его бенефактора,
поэтому мои трудности в понимании его учения были аналогичны тем, с
которыми встретился он сам. Дон Хуан сам указал на наше сходство, как
начинающих, упомянув случайно о своей неспособности понять учителя в пору
своего ученичества. Это замечание привело меня к убеждению, что любой
начинающий - индеец или не индеец, - получает знания невоспринимаемыми с
точки зрения каких-либо характеристик или систем тех явлений, которые он
испытывает. Лично я, как западный человек, нашел эти характеристики такими
запутанными, что было совершенно невозможно объяснить их в системе понятий
моей собственной каждодневной жизни; и я был вынужден прийти к заключению,
что любая попытка классифицировать мой полевой материал своими словами
была бы неудачной.
Таким образом, для меня стало очевидно, что знание дона Хуана следует
рассматривать в том плане, в каком он сам его понимает. Лишь в этом плане
оно может быть очевидным и убедительным. Пытаясь совместить мои
собственные взгляды с таковыми дона Хуана, я понял, однако, что когда бы
он ни пытался объяснить свое знание мне, он использовал понятия,
относящиеся к понятным для него. Поскольку эти понятия и концепции были
чужды мне, попытки понять его учение так, как он его понимал, поставили
меня в тупик. Поэтому моей первой задачей было определить его порядок
изложения концепций... Работая в этом направлении, я заметил, что дон Хуан
сам сделал особое ударение на определенную часть своего учения -
использование галлюциногенных растений. На основе этого заключения я
пересмотрел свою собственную схему категорий. Дон Хуан использовал в
отдельности и в различных обстоятельствах три галлюциногенных растения:
кактус (пейотль), дурман и грибы, вероятно.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:56 | Сообщение # 6
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Дон Хуан считал, что состояния необычной реальности были единственной
формой прагматического учения и единственным способом достижения силы. Он
упоминал, что все прочие пути его учения были случайными для достижения
силы. Эта точка зрения определяла отношение дона Хуана ко всему, не
связанному прямо с состоянием необычной реальности.
В моих полевых записках разбросаны замечания относительно того, что
чувствовал дон Хуан. Например, в одном из разговоров он заметил, что
некоторые предметы имеют в себе определенное количество силы; он сказал,
что они часто использовались колдунами (брухо) низшего порядка; что сам он
не испытывал особого уважения к предметам силы. Я часто спрашивал его о
таких предметах, но он, казалось, был совершенно незаинтересован в
обсуждении этого предмета. Когда на эту тему в другой раз зашла речь, он,
однако, внезапно согласился рассказать о них.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 19:58 | Сообщение # 7
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Есть определенные предметы, которые наделены силой, - сказал он. -
есть масса таких предметов, которые используются могущественными людьми с
помощью дружественных духов. Эти предметы-инструменты - не обычные
инструменты, а инструменты смерти. Все же это только инструменты. У них
нет силы учить. Правильно говоря, они относятся к категории предметов
войны и предназначены для удара. Они созданы для того, чтобы убивать.
- Что это за предметы, дон Хуан?
- Они в реальности не предметы, скорее это разновидности силы.
- Как модно заполучить эти разновидности силы, дон Хуан?
- Это зависит от типа предмета, который нужен тебе.
- А какие они бывают?
- Я уже говорил, что их много. Все, что угодно, может быть предметом
силы.
- Ну, а какие являются самыми сильными?
- Сила предмета зависит от его владельца, от того, каким человеком он
является. Предметы силы, употребляемые низшими колдунами - почти что
шутка; сильный же, мужественный, могущественный брухо дает свою силу своим
инструментам.
- Какие предметы силы наиболее обычны тогда? Какие из них
предпочитают большинство колдунов?
- Тут нет предпочтения. Все они предметы силы. Все одно и то же.
- Есть ли у тебя какие-нибудь, дон Хуан? - он не ответил, он просто
смотрел на меня и смеялся. Долгое время он ничего не отвечал, и я подумал,
что раздражаю его своими вопросами...
- Есть ограничения для этих типов силы, - продолжал он, - но я не
уверен, что это будет тебе понятно. Я потратил чуть ли не всю жизнь, чтобы
понять это: _о_л_л_и_ может открыть все секреты этих низших сил, показав,
что это детские игрушки. Одно время у меня были инструменты подобного
рода, я был очень молод.
- Какие предметы силы у тебя были?
- "Маис-пинто" - кристаллы и перья.
- Что такое "маис-пинто", дон Хуан?
- Это небольшой участок, вырост зерна, который имеет в своей середине
язычок красного цвета.
- Это один единственный вырост?
- Нет, брухо владеет 48-ю выростами.
- Для чего эти выросты, дон Хуан?
- Любой из них может убить человека, войдя в его тело.
- Как вырост попадает в тело человека?
- Это предмет силы, и его силы заключаются, помимо всего прочего в
том, что он входит в тело.
- Что он делает, когда войдет в тело?
- Он растворяется в теле, затем оседает в груди или на кишечнике.
Человек заболевает и, за исключением тех случаев, когда брухо, который его
лечит, сильнее, чем тот, который околдовал, он умрет через три месяца
после того, как вырост вошел в его тело.
- Есть ли какой-нибудь способ вылечить его?
- Единственный способ - это высосать вырост из тела, но очень мало
брухо осмеливаются делать это. Брухо может добиться успеха и высосать
вырост, но, если он недостаточно могуществен, чтобы извергнуть его из
себя, то этот вырост попадет в него самого и убьет его.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 22:29 | Сообщение # 8
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Мы сидели на веранде перед его домом и я решился еще
раз задать вопрос об его учении. Это уже был надоевший вопрос, и я ожидал
получить отказ... Я спросил его, есть ли такой способ, при котором он мог
бы принять просто мое желание, как если бы я был индеец. Он долго не
отвечал. Я был вынужден ждать, так как он, казалось, пытался что-то
решить. Наконец, он сказал, что способ есть и начал объяснения.
Он указал на то, что я устаю, когда сижу на полу и что мне следует
найти "пятно" на полу, где я мог бы сидеть без усталости. Я сидел с
поджатыми к подбородку коленями, обхватив ноги руками. Когда он сказал,
что я устал, я понял, что спину мою ломит и что я совсем вымотан.
Я ожидал, что он объяснит мне, что это за "пятно", но он не делал
этого. Я решил, что он думает, что мне нужно сменить положение тела,
поэтому поднялся и пересел ближе к нему. Он запротестовал и подчеркнул,
что "место" означает место, где человек может чувствоввать себя
естественно счастливым и сильным.
Он похлопал по месту, где я сидел, и
сказал, что это его собственное место и добавил, что он поставил передо
мной задачу, которую я должен решить самостоятельно и немедленно.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 22:33 | Сообщение # 9
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Я поднялся и начал ходить по полу. Я чувствовал себя очень глупо и
опять сел рядом с ним.
Он, казалось, был очень недоволен мной и обвинил меня в том, что я не
слушаю его и сказал, что, по-видимому, я не хочу учиться. Через некоторое
время, успокоившись, он объяснил мне, что не на каждом месте хорошо сидеть
или находиться и что в пределах веранды было одно место уникальное,
"пятно", на котором мне будет лучше всего. Моей задачей было выделить его
среди всех остальных мест.
Основной чертой было то, что я должен "прочувствовать" все возможные
места, пока я без всяких сомнений смогу определить, которое место то, что
нужно.
Я возразил, что, хотя веранда и не очень велика (4_х_2.5_м),
возможных мест на ней масса и у меня займет очень много времени проверка
их. И что, поскольку он не указал размеров пятна, то количество их
возрастает до бесконечности. Но мои возражения пропали даром. Он поднялся
и предупредил меня очень резко, что, может быть, у меня уйдут на это дни,
но что, если я не решу проблему, то могу уезжать, так как ему будет нечего
сказать мне. Он подчеркнул, что сам знает, где находится "мое" пятно,
поэтому я не смогу ему солгать. Он сказал, что это единственный способ,
при помощи которого он сможет принять мое желание учиться о мескалито, как
достаточную причину. Он добавил, что в его мире ничего не было подарком и
все, что есть в нем, чему можно учиться, изучается трудными путями


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Среда, 24.02.2010, 22:40 | Сообщение # 10
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Я думал, что задание найти определенное место счастья было просто его
способом отделаться от меня. Однако, я поднялся и начал шагать туда-сюда
по веранде. Небо было ясным, и я мог хорошо видеть, как на самой веранде,
так и рядом с ней. Должно быть, я ходил около часа или более того, но
ничего не случилось, что открыло бы мне местонахождение "пятна". Я устал
шагать и сел. Через несколько минут я пересел на другое место, а затем на
другое, пока таким полусистематическим образом не прошел весь пол. Я
старательно старался "почувствовать" разницу межде местами, но у меня не
было критерия для различия. Я чувствовал, что напрасно трачу время, но
оставался... Я оправдывал себя тем, что я приехал издалека лишь для того,
чтобы встретиться с доном Хуаном, и мне действительно нечего больше
делать.
Я лег на спину и положил руки за голову, как подушку. Потом
перекатился на живот и полежал так немного. Я повторил такой процесс
перекатывания по всему полу. В первый раз мне показалось, что я наткнулся
хоть на какой-то критерий. Я почувствовал себя теплее, лежа на спине.
Я стал кататься опять, теперь в обратную сторону, полежал во всю
длину пола лицом вниз там, где прежде я лежал на спине. Я испытывал то же
самое ощущение тепла или холода в зависимости от того положения, в котором
я лежал, но разницы между местами не было.
Затем мне пришла мысль, показавшаяся мне блестящей: место дона Хуана.
Я сел там и затем лег, сначала лицом вниз, а затем на спину, но и это
место было совсем таким же, как и другие.
Я встал. С меня было довольно. Я хотел распрощаться с доном Хуаном,
но мне было неудобно будить его. Я взглянул на свои часы. Было два часа
ночи. Я катался по полу уже шесть часов.
В этот момент дон Хуан вышел и пошел вокруг дома в кусты чапараля. Он
вернулся и встал у двери. Я чувствовал себя совершенно отверженным, и мне
хотелось сказать ему что-нибудь отвратительное и уехать. Но я сообразил,
что это не его вина, что это был мой собственный выбор идти через всю эту
чепуху. Я сказал ему, что побежден и, как идиот, катался всю ночь по его
полу и все еще не вижу никакого смысла в загадке.
Он рассмеялся и сказал, что это его не удивляет, так как я не
пользовался глазами. Это было верно, хотя я был слишком уверен в том, что
мне нужно, по его словам, "почувствовать" разницу. Я сказал ему об этом,
но он возразил, что глазами можно ощущать, когда не глядишь прямо на вещи.
Постольку, поскольку это касается меня, сказал он, то у меня нет
другого средства решить эту задачу, как только использовать все, что у
меня есть - мои глаза.
Он вошел внутрь, я был уверен, что он наблюдал за мной. Я думал, что
иного способа у него не было узнать, что я не пользовался глазами.
Я снова начал кататься, так как такой метод поиска был самым удобным.
Однако, на этот раз я клал руки на подбородок и всматривался в каждую
деталь. Через некоторое время темнота вокруг меня изменилась. Когда я
фиксировал свой взгляд на точке, находящейся прямо перед моими глазами, то
вся периферийная зона моего поля зрения становилась блестяще окрашенной
зеленовато-желтым цветом. Эффект был поразительным. Я держал глаза
фиксированными на точке прямо перед ними и начал ползти в сторону на
животе, передвигаясь по 30 см за раз.
Внезапно, в точке, находящейся примерно на середине пола, я
почувствовал перемену оттенка. В точке справа от меня, все еще на
периферии поля зрения, зеленовато-желтый оттенок стал интенсивно
пурпурным. Я сконцентрировал на этом свое внимание. Пурпурный цвет
изменился на более бледный, но все еще блестящий и оставался таким
постоянно, пока я держал на нем свое внимание. Я отметил место своим
пиджаком и позвал дона Хуана. Он вышел на веранду. Я был очень возбужден.
Я действительно видел разницу в оттенках. Он, казалось, не был удивлен
этим, но сказал мне, чтобы я сел на это место и описал, что я чувствую.
Я уселся, а затем лег на спину. Он стоял рядом и спрашивал меня, как
я себя чувствую. Но я ничего не чувствовал особенного. Примерно в течение
пятнадцати минут я пытался ощутить или увидеть разницу, в то время, как
дон Хуан терпеливо стоял рядом. Я чувствовал какое-то отвращение. Во рту
был металлический привкус. Внезапно у меня заболела голова. Появилось
ощущение, что я заболел. Мысль о моем бессмысленном предприятии раздирала
меня до ярости. Я поднялся.
Дон Хуан, видимо, заметил мое глубокое упадочное состояние. Он не
смеялся, он сказал, что мне следует быть несгибаемым с самим собой, если я
хочу учиться. Лишь два выхода есть у меня, сказал он. Или сдаться и ехать
домой - и в этом случае я никогда не буду учиться - или же решить задачу.
Он вновь ушел в дом. Я хотел немедленно уехать, но был слишком
усталым для этого. К тому же ощущение оттенков было столь поразительным,
что я был уверен, что все же нашел разницу, а может быть, есть и еще
какие-нибудь изменения, которые можно найти. Во всяком случае было слишком
поздно, чтобы уезжать. Поэтому я сел, вытянув ноги, и начал все с начала.
На этот раз я быстро передвигался с места на место, минуя точку дона
Хуана, до конца пола, затем развернулся, чтобы захватить внешнюю часть.
Когда я достиг центра, то понял, что произошло еще одно изменение в
окраске, опять на краю поля моего зрения. Однообразный зеленовато-желтый
оттенок, который я видел повчюду, превратился в одном месте, справа от
меня, в яркий серо-зеленый. Какой-то момент этот оттенок держался, а затем
внезапно изменился в другой постоянный оттенок, отличный от того, что я
видел ранее. Я снял один ботинок и отметил эту точку. Я продолжал
кататься, пока не покрыл пол во всех возможных направлениях. Больше
никаких изменений окраски не было.
Я вернулся к точке, отмеченной ботинком, и осмотрел ее. Эта точка
находилась в 1.5-2 метрах от той, что была отмечена пиджаком, в
юго-восточном направлении. Рядом с ней был большой камень. Совсем
ненадолго я присел рядом, пытаясь найти отгадку, приглядываясь к каждой
детали, но не чувствовал никакой разницы.
Я решил испытать другую точку. Быстро опустившись на колени, я
собирался лечь на свой пиджак, когда почувствовал необычайное ощущение.
Это было скорее подобно физическому ощущению чего-то фактического давящего
на меня, мой живот... Я вскочил и в один момент ретировался. Волосы на
голове поднялись дыбом. Мои ноги выгнулись, туловище наклонилось вперед, и
пальцы согнулись, как клешни. Я заметил свою странную позу и испугался еще
больше.
Я невольно попятился и уселся рядом с моей туфлей. Я попытался
сообразить, что же вызвало во мне такой испуг... Я подумал, что это,
должно быть, усталось, которую я испытывал. Уже почти наступило утро. Я
чувствовал себя глупо и неудобно. Однако же, я никак не мог понять, что
меня испугало и никак не мог разуметь, что хочет от меня дон Хуан.
Я решил предпринять последнюю попытку. Я поднялся и медленно
приблизился к точке, отмеченной пиджаком, и опять почувствовал то же самое
ощущение. На этот раз я сделал большое усилие, чтобы владеть собой. Я
уселся, затем встал на колени, чтобы лечь на живот, но не смог этого
сделать, несмотря на свое желание. Я опустил руки на пол перед собой. Мое
дыхание убыстрилось. Желудок был неспокоен. Я испытывал ясное ощущение
паники и старался не убежать прочь. Думая, что дон Хуан, возможно,
наблюдает за мной, я медленно отполз на второе место и прислонился спиной
к камню. Я хотел немного отдохнуть и привести в порядок свои мысли, но
заснул.

Я услышал, как дон Хуан разговаривает и смеется, стоя над моей
головой. Я проснулся.
- Ты нашел точку, - сказал он.
Сначала я не понял его, но он вновь сказал, что то место, где я
заснул, и было лучшим местом. Он опять меня спросил, как я чувствовал
себя, лежа там. Я сказал, что действительно не вижу никакой разницы.
Он попросил меня сравнить свое ощущение в этот момент с теми, которые
были у меня на втором месте. В первый раз мне пришло в голову, что,
пожалуй, я не смогу объяснить мои ощущения предыдущей ночью. Но по
какой-то необъяснимой причине я действительно боялся второго места и не
сел на него. Он заметил, что только дурак может не заметить разницы.
Я спросил, имеет ли каждое из этих двух мест свое название. Он
сказал, что хорошее место называется "сиденье", а плохое зовут "врагом".
Он сказал, что эти два места были ключом к самочувствию человека, особенно
такого человека, который ищет знания. Простой акт сидения на своем месте
создает высшую силу, с другой стороны - "враг" ослабляет человека и даже
может вызвать его смерть. Он сказал, что я восполнил свою энергию, обильно
растраченную минувшей ночью тем, что прикорнул на своем месте.

Он сказал, что окраски, которые я видел в связи с каждым из этих
мест, имеют то же общее действие, придавая силы или уменьшая их.
Я спросил его, есть ли для меня другие места, подобные тем двум, что
я нашел, и как мне следует искать их. Он сказал, что в мире есть очень
много мест, не похожих на эти два, и что лучший способ находить их - это
замечая их соответствующие цвета.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Пятница, 26.02.2010, 13:37 | Сообщение # 11
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Далее идет подробное описание Карлосом галюцегенного опыта с растениями силы.Это первое катус Пейот,Дымок и трава Дьявола.Вот именно ха это описание Карлушу и причислили наркотным гуру.Но кое что мы выудим.

Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Пятница, 26.02.2010, 13:38 | Сообщение # 12
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Я рассказал дону Хуану, что я чувствую по поводу моего опыта. С точки
зрения той работы, которую я планировал, это было катастрофическое
событие. Я сказал, что и думать не хочу о повторной встрече с "мескалито".
Я согласился, что все, что произошло, уже произошло, но добавил, что это
не может меня подтолкнуть к тому, чтобы искать новую встречу. Я серьезно
считал, что непригоден для предприятий такого рода.
Пейот создал во мне, как постреакцию, странного рода физическое
неудобство. Это был неопределенный страх или беспокойство, какую-то
меланхолию, качества которой я не мог точно определить. Я ни в коем случае
не находил такое состояние благородным.
Дон Хуан засмеялся и сказал:
- Ты начинаешь учиться.
- Учение такого рода не для меня. Я не создан для него, дон Хуан.
- Ты всегда преувеличиваешь.
- Это не преувеличение.
- Нет, это так. Единственный плохой момент это то, что ты
преувеличиваешь лишь худые стороны.
- Тут нет хороших сторон, насколько это касается меня. Все, что я
знаю, так это то, что это меня пугает.
Я еще немного протестовал, пытаясь разубедить его. Но он, казалось,
был убежден, что мне больше ничего не осталось делать, как учиться.
- Ты не в том порядке думаешь, - сказал он. - мескалито действительно
играл с тобой. Об этом следует подумать. Почему ты не кайфуешь на этом
вместо того, чтобы кайфовать на собственном страхе.
- Разве это было так уж необычно?
- Ты единственный человек, которого я видел играющим с мескалито. Ты
не привык к жизни такого рода. Поэтому знаки прошли мимо тебя. И, однако
же, ты серьезный человек, но твоя серьезность прикреплена к тому, что ты
думаешь, а не к тому, что происходит вне тебя. Ты слишком много кайфуешь
на самом себе. В этом беда. И это делает ужасную усталость.
- Но что еще можно делать, дон Хуан?
Ищи и смотри на чудеса повсюду вокруг тебя. Ты устаешь от глядения
на самого себя, и эта усталость делает тебя глухим и слепым повсюду ко
всему остальному

- Ты попал в точку, дон Хуан. Но как мне перемениться?
- Думай о чуде мескалито, играющего с тобой. Не думай ни о чем
другом. Остальное придет к тебе само.

Воскресенье, 20 августа 1961 года.
Прошлой ночью дон Хуан начал проталкивать меня в царство своего
знания. Мы сидели перед его домом в темноте. Внезапно после долгого
молчания он начал говорить. Он сказал, что собирается дать мне совет теми
же словами, которыми воспользовался его бенефактор в первый день, когда он
стал его учеником. Дон Хуан, видимо, запомнил наизусть эти слова, так как
он повторил по нескольку раз их, чтобы быть уверенным, что я не пропущу ни
одного слова из них:
- Человек идет к знанию так же, как он идет на войну, полностью
проснувшись, со страхом, с уважением и с абсолютной уверенностью. Идти к
знанию или идти на войну как бы то ни было иначе - является ошибкой. И
тот, кто совершает ее, доживет до того, чтобы сожалеть о содеянных шагах.

Я спросил его, почему это так, и он ответил, что, когда человек
выполняет эти условия, то для него не существует ошибок, с которыми ему
придется считаться: при всех условиях его действия теряют бестолковый
(мечущийся) характер действия дурака. Если такой человек терпит поражение,
проигрывает, то он проигрывает только битву, и по этому поводу у него не
будет начальных сожалений.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Пятница, 26.02.2010, 22:16 | Сообщение # 13
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Затем он сказал, что собирается учить меня об о_л_л_и (Вдругом переводе союзник,одно из названий растений силы) тем самым
способом, каким его учил учитель.
- О_л_л_и, - сказал он, - есть энергия, которую человек может внести
в свою жизнь, чтобы она помогала ему, советовала ему и давала ему силы,
необходимые для выполнения действий, будь они большие или малые, плохие
или хорошие. О_л_л_и необходим для того, чтобы укрепить жизнь человека,
направлять его поступки и укреплять его знание. Фактически, о_л_л_и есть
неоценимая помощь в познании. О_л_л_и позволит тебе видеть и понимать о
вещах, о которых ни одно человеческое существо, вероятно, не просветит
тебя.
- О_л_л_и - это что-то вроде сторожевого духа?
- Нет, это не сторож и не дух.
- Мескалито - это твой о_л_л_и?
- Нет, мескалито - это энергия другого рода. Уникальная сила,
защитник, учитель.
- Что делает мескалито отличным от о_л_л_и?
- Его нельзя приручить и использовать, как приручают и используют
о_л_л_и. Мескалито вне тебя. Он показывается во многих формах тому, кто
стоит перед ним, будь это колдун или деревенский мальчик. С другой
стороны, для того, чтобы заполучить _о_л_л_и_, требуется точнейшее учение
и последовательность стадий или шагов, без малейшего отклонения. В мире
много таких сил _о_л_л_и_, но сам я знаком лишь с двумя из них, с тем, что
в траве дьявола (местный вид дурмана) и с тем, что в "дымке" (особая
курительная галлюциногенная смесь).
- Какого типа силой является о_л_л_и?
- Это помощь. Я уже говорил тебе.
- Как она помогает?
- О_л_л_и - есть сила, способная вывести человека за границы его
самого. Именно таким образом о_л_л_и может осветить те вопросы, которые не
может осветить никто из людей.
- Но мескалито также выводит тебя за границы самого себя, разве это
не делает его о_л_л_и?
- Нет, мескалито берет тебя из тебя самого для того, чтобы учить, о л
л и выносит тебя, чтобы дать силу.
Я попросил объяснить этот момент более детально или описать разницу в
действиях того и другого. Он долго смотрел на меня и расхохотался. Он
сказал, что учение через разговор не только никчемность, но и идиотизм,
потому что учение является наиболее трудной задачей, какую может взять на
себя человек.
Дон Хуан говорил с глубоким уважением о том, что мескалито является
учителем правильного образа жизни. Я спросил его, как мескалито учит
"правильному образу жизни", и дон Хуан ответил, что мескалито
п_о_к_а_з_ы_в_а_е_т_, как жить.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Пятница, 26.02.2010, 22:56 | Сообщение # 14
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
- "Трава дьявола" используется только для достижения силы, - сказал
он, наконец, сухим жестким тоном. - Человек, который хочет вернуть свою
жизненную силу, молодые люди, которые ищут испытаний, голода и усталости,
человек, который хочет убить другого человека, женщина, которая хочет
разгореться страстью, - все они желают силу. И "трава дьявола" даст им ее.
Ты чувствуешь, что она тебе нравится? - спросил он после паузы.
- Я чувствую странный подъем сил, - сказал я, и это было правдой. Я
заметил это еще при пробуждении, и это чувство сохранилось и потом. Это
было очень выраженное ощущение неудобства и неусидчивости, все мое тело
двигалось и вытягивалось с необычайной легкостью. Мои руки и ноги зудели,
мои плечи, казалось, раздались, мышцы моей спины и шеи вызывали желание
потереться о деревья или потолкать их. Я чувствовал, что могу разрушить
стену, если бодну ее.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Пятница, 26.02.2010, 23:00 | Сообщение # 15
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Вот видишь, "трава дьявола" такая. Она подбирается к тебе, как
женщина, ты даже не замечаешь этого. Все, чему ты уделяешь внимание, так
это тому, что дает хорошее самочувствие и силу: мышцы надуваются жизненной
силой, кулаки чешутся, подошвы ног горят желанием затоптать кого-нибудь.
Когда человек знает ее, то он действительно становится полон ухищрений.
Мой бенефактор обычно говорил, что "трава дьявола" держит людей, которые
хотят силы, и избавляется от тех, кто не умеет ею владеть. Но тогда сила
была более обычна, ее искали более активно. Мой бенефактор был
могущественным человеком и согласно тому, что он мне рассказывал, мой
бенефактор был еще более одарен, в смысле преследования силы. Но в те дни
было больше причин быть могущественным.
- Ты думешь, что в наши дни нет причин для приобретения силы?
- Для тебя сейчас сила хороша. Ты молод. Ты не индеец. Возможно,
трава дьявола будет доброй. Тебе она, как будто нравится. Она заставляет
тебя чувствовать себя сильным. Я все это чувствовал и сам. И все же она
мне не понравилась.
- Можеть ты сказать, почему, дон Хуан?
- Мне не нравится ее сила. Для нее больше нет применения. В другие
времена, вроде тех, о которых рассказывал мне мой бенефактор, был смысл
искать могущества. Люди делали феноменальные дела, их почитали за их силу,
их боялись и уважали за их знание. Мой бенефактор рассказывал мне о
поистине феноменальных делах, которые выполнялись давным-давно. Но теперь
мы, индейцы, не ищем более этой силы. В наше время индейцы используют
листья и цветы для других дел. Они даже говорят, что это лечит их нарывы.
Но они не ищут больше ее силы, силы, которая действует, как магнит, все
более мощный и все более опасный для обращения, по мере того, как корень
уводит нас все глубже в землю. Когда доходишь до глубины 4-х ярдов а
говорят, некоторые люди это делают, то находишь трон постоянной силы, силы
без конца. Очень редкие люди делали это в прошлом, и никто не делает этого
теперь. Я говорю тебе, что сила "травы дьявола" мало по малу утратила
интерес к себе. Я сам не ищу ее, и все ж, одно время, когда я был твоего
возраста, я тоже чувствовал, как она разбухала внутри меня. Я чувствовал
себя, как ты сегодня, но только в пятьсот раз сильнее. Я убил человека
одним ударом руки. Я мог бросать валуны, огромные валуны, которые даже
двадцать человек не могли поднять. Раз я подпрыгнул так высоко, что сорвал
верхние листья с верхушек самых высоких деревьев. Но все это было не
нужно. Все, что я делал - это пугало индейцев, только остальные, кто
ничего не знал об этом, не верили этому. Они видели или сумасшедшего
индейца, или что-то движущееся у вершин деревьев.
Мы долгое время молчали. Мне нужно было что-то сказать.
- Было совсем по-другому, когда были люди в мире, - продолжал он, -
люди, которые знали, что человек может быть горным львом или птицей, или,
что человек может просто летать. Так что я больше не использую "траву
дьявола"
. Для чего? Чтобы пугать индейцев?


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:27 | Сообщение # 16
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Он попросил меня вспомнить время, когда я пытался найти мое место, и
как я хотел это сделать, не выполняя никакой работы, потому что я ожидал,
что он вручит мне эти сведения. Если бы он так поступил, сказал он, то я
бы никогда не научился. Но осознание того, как трудно было найти свое
место и, главное, осознание того, что оно существует, дает мне уникальное
чувство уверенности. Он сказал, что пока я "привязан" к своему месту,

ничего не может мне нанести физический вред потому, что я имею
уверенность, что именно на этом месте мне лучше всего. Я имел силу
отбросить прочь все, что могло бы быть вредным для меня. Если же,
допустим, он рассказал бы мне, где это место находится, то я бы никогда не
имел той уверенности, которая необходима для того, чтобы провозгласить это
истинным знанием. Таким образом, знание действительно явилось силой.
Затем дон Хуан сказал, что каждый раз, когда человек отдается учению,
ему приходится работать так же усердно, как работал я, чтобы найти свое
место, и границы его учения определяются его собственной натурой. Таким
образом, он не видел смысла в разговоре об учении.
Он сказал, что
некоторые виды учения были слишком могущественны для той силы, которую я
имел, и говорить о них будет только вредно для меня. Он явно чувствовал,
что больше тут нет ничего, что бы он готов сказать. Он поднялся и пошел к
дому. Я сказал ему, что ситуация подавила меня. Это было не тем, что я
воспринимал или, что я хотел в ней видеть.
Он сказал, что страхи естественны. Все мы испытываем их, и с этим
ничего не поделаешь.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:30 | Сообщение # 17
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Оказалось, что он несколько недель тому назад вывихнул себе
щиколотку. Он сделал себе сам "гипсовую повязку", смочив полосы материи в
кашице, изготовленной из кактуса и толченой кости. Материя, туго обернутая
вокруг щиколотки, высохла в легкий и гладкий панцирь. Повязка имела
твердость гипсовой, но не имела ее громоздкости.
- Как это случилось? - спросил я.
Его невестка, мексиканка из Юкатана, которая за ним ухаживала,
ответила мне:
- Это был несчастный случай. Он упал и чуть не сломал себе ногу.
Дон Хуан засмеялся и подождал, пока женщина вышла из дома, прежде чем
ответить.
- Несчастный случай, как бы не так. У меня есть враг поблизости.
Женщина, "Ла Каталина". Она толкнула меня в момент слабости, и я упал.
- Зачем она это сделала?
- Она хотела таким образом убить меня, вот зачем.
- Она была здесь, с тобой?
- Да.
- Но зачем ты позволил ей войти?
- Я не позволял. Она влетела.
- Извини, я не понял.
- Она - черный дрозд. И очень успешно. Я был застигнут врасплох. Она
пыталась покончить со мной в течение долгого времени. В этот момент она
действительно близко подошла.
- Ты сказал, что он - черный дрозд? Я имею в виду, что она, птица?
- Ну вот. Ты опять со своими вопросами. Она - черный дрозд. Точно так
же, как я ворона. Кто я, человек или птица? Я человек, который знает, как
становиться птицей. Но возвращаясь к "ла каталине", она - враждебная
ведьма. Ее намерение - убить меня, столь сильно, что я еле мог от нее
отбиться. Черный дрозд ворвался прямо в мой дом, и я не смог остановить
ее.
- Ты можешь стать птицей, дон Хуан?
- Да, но это нечто такое, к чему мы подойдем с тобой позднее.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:32 | Сообщение # 18
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
- Ты не сердишься на меня, дон Хуан? - спросил я, когда он вернулся.
Он, казалось, удивился моему вопросу.
- Нет. Я никогда ни на кого не сержусь. Никто из людей не может
сделать ничего достаточного и важного для этого. На людей сердишься, когда
чувствуешь, что их поступки важны. Ничего подобного я больше не чувствую.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:34 | Сообщение # 19
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
В наших разговорах дон Хуан постоянно возвращался к выражению
"человек знания", но ни разу не объяснил, что это значит. Я попросил его
сделать это.
- Человек знания - это тот человек, что правдиво пошел по пути
учения. Человек, который без спешки и без мешканья пришел к раскрытию
секретов знания и силы настолько далеко, насколько смог.
- Может ли любой быть человеком знания?
- Нет, не любой.
- Но тогда, что надо сделать, чтобы стать человеком знания?
- Человек должен вызвать на бой и победить своих четырех природных
врагов.
- Будет ли он человеком знания после победы над этими врагами?
- Да, человек может назвать себя человеком знания лишь, если он
способен победить всех четырех.
- Но тогда может ли любой, кто победит этих врагов, быть человеком
знания?
- Любой, кто победит их, становится человеком знания.
- Есть какие-либо специальные требования, которые человек должен
выполнить прежде, чем сражаться с этими врагами?
- Нет, любой может пытаться стать человеком знания: очень мало людей
преуспевают тут, но это естественно. Враги, которых человек встречает на
пути учения, чтобы стать человеком знания - поистине ужасны. Большинство
людей сдаются перед ними.
- Что это за враги, дон Хуан?
Он отказался говорить о врагах. Он сказал, что должно пройти много
времени прежде, чем этот предмет будет иметь для меня какой-то смысл.
Я попытался удержать эту тему разговора и спросил его, могу ли я
стать человеком знания. Он сказал, что, пожалуй, никто не может знать это
наверняка. Но я настаивал на том, чтобы узнать, нет ли какого-нибудь
другого способа, который он мог бы применить, чтоб определить, имею ли я
шанс стать человеком знания или нет. Он сказал, что это будет зависеть от
моей битвы против четырех врагов: или я одержу победу, или они победят
меня, но невозможно предсказать исход битвы.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:36 | Сообщение # 20
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Когда я собирался уезжать, я решил еще раз спросить его о врагах
человека знания. Я доказывал, что в течение какого-то времени я не смогу
вернуться и что мне кажется неплохой идеей записать все, что он сможет мне
сказать, а потом подумать над этим, пока я буду в отсутствии.
Он некоторое время колебался, а потом начал говорить:
- Когда человек начинает учиться - сначала понемногу, он никогда не
знает своих препятствий. Его цель расплывчата. Его намерение не
направлено. Он надеется на награды, которые никогда не материализуются,
потому что он ничего не знает о трудностях учения.
Он медленно начинает учиться - сначала понемногу, потом - большими
шагами. И скоро его мысли смешиваются. То, что он узнает, никогда не
оказывается тем, что он себе рисовал или вообразил, и потому он начинает
пугаться. Учение всегда несет не то, что от него ожидают. Каждый шаг
ученика - это новая задача, и страх, который человек испытывает, начинает
безжалостно и неуклонно расти. Его цель оказывается полем битвы.
И, таким образом, он натыкается на своего первого природного врага -
страх! - ужасный враг, предательский и трудноодолимый. Он остается скрытым
на каждом повороте пути, маскируясь, выжидая. И если человек, испугавшись
в его присутствии, побежит прочь, то враг положит конец его притязаниям.
- Что случится с человеком, если он в страхе убежит?
- Ничего с ним не случится, кроме того, что он никогда не научится.
Он никогда не станет человеком знания. Он, может быть, станет упрямцем, не
желающим ничего видеть, или безвредным испуганным человеком, во всяком
случае, он будет побежденным человеком. Его первый природный враг положит
конец его притязаниям.

- И что он должен делать, чтобы одолеть страх?
- Ответ очень прост. Он не должен убегать. Он должен победить свой
страх и, посмотря на него, он должен сделать следующий шаг в учении, и
следующий, и следующий. Он должен быть полностью испуганным, но все же, он
не должен останавливаться.
Таково правило. И придет момент, когда его первый враг отступит.
Человек начинает чувствовать уверенность в себе. Его стремление крепнет.
Учение - уже не пугающая задача.
Когда придет этот радостный момент, человек может сказать без
колебания, что он победил своего первого природного врага.
- Это случится сразу, дон Хуан, или мало-помалу?
- Это случится мало-помалу. И все же страх исчезнет быстро и
внезапно.
- Но не будет ли человек испуган снова, если с ним случится что-либо
новое?
- Нет, если человек однажды уничтожил страх, то он свободен от него
до конца своей жизни, потому что вместо страха он приобрел ясность мысли,
которая рассеивает страх. К этому времени человек знает свои желания. Он
может видеть новые шаги в учении, и острая ясность мысли отражает все.
Человек чувствует, что нет ничего скрытого.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:39 | Сообщение # 21
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
И таким образом он встречает своего второго врага: ясность мысли,
которую трудно достичь, она рассеивает страх, но также ослепляет.
Она заставляет человека никогда не сомневаться в себе. Она дает ему
уверенность, что он может делать все, что ему захочется, потому что он
видит все ясно, насквозь.
И он мужественен потому, что он ясно видит. И он ни перед чем не
останавливается, потому что он ясно видит. Но все это - ошибка. Это вроде
чего-то неполного.
Если человек поддается этому мнимому могуществу, значит он побежден
своим вторым врагом и будет топтаться в учении.
Он будет бросаться, когда надо быть терпеливым, или он будет терпелив
тогда, когда следует спешить.
И он будет топтаться в учении, пока не выдохнется, неспособный
научиться чему-нибудь еще.

- Что случится с человеком, который побежден таким способом, дон
Хуан? Он что, в результате умрет?
- Нет, не умрет. Его второй враг просто остановил его на месте и
охладил от попыток стать человеком знания. Вместо этого он может стать
непобедимым воином или шутом. Но ясность мысли, за которую он так дорого
заплатил, никогда не сменится на тьму или страх снова. Он будет ясно
видеть до конца своих дней, но он никогда не будет больше учиться
чему-либо или усваивать что-либо.
- Но что же он должен делать, чтобы избежать поражения?
- Он должен делать то же самое, что он сделал со страхом. Он должен
победить свою ясность мысли и использовать ее лишь для того, чтобы видеть
и терпеливо ждать, и тщательно замерять и взвешивать все прежде, чем
сделать новый шаг.
И главное, он должен думать, что ясность его мысли почти ошибка.
И придет момент, когда он будет видеть, что его ясность мысли была
лишь точкой опоры перед глазами.
И, таком образом, он одолеет своего второго природного врага и
пребудет в положении, где ничего уже не сможет повредить ему. Это не будет
ошибкой. Это не будет точкой перед глазами. Это будет действительно сила.
В этом месте он будет знать, что могущество, за которым он так долго
гонялся, наконец, принадлежит ему. Он сможет делать с ним все, что
захочет. Его о_л_л_и в его подчинении. Его желание - закон. Он видит все,
что вокруг него. Но он также наткнулся на своего третьего врага:
могущество.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:42 | Сообщение # 22
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Сила - самый сильный из всех врагов. И естественно, самое легкое, это
сдаться. В конце концов человек дествительно неуязвим. Он командует: он
начинает с того. Человек на этой стадии едва ли замечает своего третьего
врага, надвигающегося на него. И внезапно, сам того не заметив, он
проигрывает битву.
Его враг превратил его в жестокого капризного человека.
- Потеряет ли он свою силу?
- Нет. Он никогда не потеряет ни своей ясности мысли, ни своей силы.
- Что же тогда будет отличать его от человека знания?
- Человек, побежденный могуществом, умирает, так и не узнав в
действительности, как с этим могуществом обращаться.
- Сила - лишь груз и его судьба. Такой человек ничему не подчинен и
не может сказать, когда или как использовать свою силу.

- Является ли поражение от какого-нибудь из врагов окончательным
поражением?
- Конечно, оно окончательно.
- Когда какой-нибудь из этих врагов пересилил человека, то тому уже
ничего нельзя сделать.
- Возможно ли, например, что человек, побежденный силой, увидит свою
ошибку и исправит свой путь?
- Нет, если человек раз сдался, то с ним покончено.
- Но что, если он лишь временно был ослеплен силой, а затем отказался
от нее?
- Это значит, что его битва все еще не проиграна и продолжается; это
означает, что он все еще пытается стать человеком знания. Человек побежден
лишь тогда, когда он больше не пытается и покинет самого себя.
- Но тогда, дон Хуан, возможно, что человек, уйдя в страх, на
несколько лет покинет самого себя, но, наконец, победит его.
- Нет, это неверно. Если он поддался страху, то он никогда не победит
его, потому что он будет уклоняться от учения и никогда не сделает попытки
снова. Но если в центре своего страха он будет в течение многих лет делать
попытки учиться, то он, очевидно, победит еще, так как, фактически, он
никогда не бросал себя ради этого страха.
- Как он может победить своего третьего врага, дон Хуан?
- Он должен непременно победить его. Он должен придти к пониманию
того, что сила, которую он, казалось бы, покорил в действительности,
никогда не принадлежала ему. Он все время должен держать себя в руках,
обращаясь осторожно и добросовестно со всем, что он узнал. Если он может
увидеть, что ясность мысли и сила без его контроля над самим собой хуже,
чем ошибка, то он достигнет такой точки, где все находятся в подчинении.
Тут он будет знать, когда и как использовать свою силу. И, таким образом,
он победит своего третьего врага.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Воскресенье, 28.02.2010, 00:44 | Сообщение # 23
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Человек будет готов к тому времени и в конце своего пути учения и
почти без предупреждения он столкнется со своим последним врагом -
старостью. Этот враг самый жестокий из всех. Враг, которого он никогда не
сможет победить полностью, но лишь сможет заставить его отступить.
Это время, когда человек не имеет больше страхов, не имеет больше
нетерпеливой ясности мысли. Время, когда вся его сила находится в
подчинении, но также время, когда он имеет неотступное желание отдохнуть.
Если он полностью поддается своему желанию лечь и забыться, если он
убаюкивает себя в усталости, то он проиграет свою последнюю битву и его
враг свалит его старое слабое существо. Его желание отступить пересилит
всю ясность
Но если человек разобьет свою усталость и проживет свою судьбу
полностью, то тогда он может быть назван человеком знания, хотя бы на один
короткий момент, когда он отгонит своего непобедимого врага. Этого одного
момента ясности, силы и знания уже достаточно.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:21 | Сообщение # 24
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
30 сентября 1965 года я должен был увидеть дона Хуана. В коротких
неглубоких состояниях необычной реальности, которые продолжали иметь
место, несмотря на мои намерения и попытки покончить с этим или снизить
их, как предлагал дон Хуан. Я чувствовал, что мое состояние становится все
хуже, поскольку продолжительность таких состояний все время увеличивалась.
Я начал остро сознавать звук аэропланов. Звук их моторов, когда они
пролетали надо мной, неизбежно захватывая мое внимание, и фиксировали его
до такой точки, что я чувствовал, что я следую за аэропланами, как если бы
я был внутри него или же летел вместе с ним. Это ощущение было столь
раздражающим. Моя невозможность стряхнуть его производила глубокое
нетерпение во мне и неудобство.
Дон Хуан, внимательно выслушав эти детали, заключил, что я страдаю от
потери души. Я сказал, что у меня были эти галлюцинации уже с того
момента, как я стал курить грибы. Но он настаивал на том, что они были
новым приобретением. Он сказал, что раньше я боялся и воображал
бессмысленные вещи, но что сейчас я действительно околдован.
Доказательством был звук улетающих аэропланов, который уносил меня с
собой.
- Обычно, - сказал он, - звук ручья или реки может позвать
околдованного человека, который потерял свою душу, и увести его прочь к
смерти.
Затем он попросил меня описать всю мою деятельность до того, как я
стал испытывать такие галлюцинации. Я перечислил ему все, что я делал,
так, как смог это вспомнить. И из этого моего рассказа он заключил, где
было место, на котором я потерял свою душу.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:22 | Сообщение # 25
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Дон Хуан, казалось, был полностью захвачен этим. Состояние совершенно
необычное для него. Это естественно увеличило мое восприятие. Он сказал,
что у него нет определенной идеи относительно того, кто поймал мою душу,
но кто бы это ни был, он намеревался, без всякого сомнения, погубить меня
или сделать меня больным. Затем он дал мне точные инструкции относительно
"боевой формы". Это специальная позиция тела, которую следует выдерживать
в то время, как я остаюсь на своем благоприятном месте. Я должен был
поддерживать это положение, которое он назвал формой...
Я спросил его, для чего все это, и с кем я должен воевать. Он
ответил, что он собирается увидеть, кто взял мою душу. И обнаружить,
нельзя ли ее вернуть назад. Тем временем мне следует оставаться на моем
месте до его возвращения.Боевая форма, сказал он, была, фактически,
предосторожностью, если что-нибудь случится в его отсутствие. Ее следует
использовать, если меня атакуют. Она состояла в следующем: нужно было
схватить рукой щиколотку и ляжку моей правой ноги и топать левой ногой в
виде танца, который я должен исполнять, встречая лицом к лицу атакующего.
Он предупредил меня, что эту форму следует принимать лишь в моменты
исключительной опасности, но в то время, когда опасности нет в виду, я
просто должен сидеть, скрестив ноги на своем месте. При обстоятельствах
исключительной опасности, однако, сказал он, я должен обратиться к одному
из последних средств защиты: швырнуть объект во врага. Он сказал мне, что
обычно швыряется объект силы, но поскольку я не обладаю таковым, то я
должен использовать любой небольшой камень, который уляжется мне в ладонь

правой руки. Камень, который я смогу держать, прижимая его к своей ладони
большим пальцем. Он сказал, что такая техника должна использоваться лишь,
если мне без всякого сомнения будет угрожать потеря жизни. Швыряние
объекта должно быть сопровождено боевым криком, кличем, который должен
правильно направить объект к его цели. Он очень возбужденно рекомендовал,
чтобы я был осторожным и сознательным в смысле выкрика, а не использовал
бы его так просто - но лишь при условии чрезвычайной опасности.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:30 | Сообщение # 26
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Я спросил его, что он имеет в виду под условием чрезвычайной
опасности. Он сказал, что выкрикивание боевого клича, это нечто такое, что
остается с человеком в течение всей его жизни: что это должно быть хорошим
с самого начала и что единственный способ начать это правильно, состоит в
том, чтобы сдерживать абсолютно естественный страх и колебания до тех пор,
пока не будет абсолютно наполнен силой, и тогда клич вырвется с
направлением и силой. Он сказал, что это условие очень серьезно и оно
совершенно необходимо, чтобы издать клич.
Я попросил его объяснить о силе, которая исходит из благоприятного
места. Это сила, которая издает крик. Если такая сила правильно
управляется, то боевой клич будет совершенен.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:32 | Сообщение # 27
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Четыре часа спустя я услышал, что дон Хуан идет вокруг дома. Я
подумал, что он, должно быть, вышел через заднюю дверь, чтобы помочиться в
кусты. Затем он громко крикнул мне:
- Эй, мальчик! Эй, парень, ты мне нужен здесь.
Я чуть не спрыгнул и не побежал к нему. Это был его голос, но не его
тон и не его слова, обычные для него. Дон Хуан никогда не кричал мне: "эй,
парень", поэтому я остался там, где я был, мороз пробежал у меня по спине.
Он вновь начал кричать, используя те же слова или вроде того фразы. Я
слышал, как он идет вдоль стены дома. Он запнулся о кучу дров, как если бы
он не знал, что она там лежит. Затем он подошел к веранде и уселся рядом с
дверью спиной к стене. Он казался более тяжелым, чем обычно. Его движения
не были медленными или неуклюжими, но просто более тяжелыми. Он уселся на
пол, вместо того, чтобы чутко опуститься, как он это делал обычно. Кроме
того, это было не его место, а дон Хуан никогда ни при каких
обстоятельствах не сидел ни на каком другом месте. Затем он вновь
заговорил со мной. Он спросил меня, почему я отказался прийти, когда я был
ему нужен. Он говорил громко. Я не хотел смотреть на него. Он начал
медленно раскачиваться слегка из стороны в сторону. Я изменил свое
положение, приняв боевую форму, которой он научил меня, и повернулся к
нему лицом. Мои мускулы были напряжены и странно застыли. Я не знал, что
заставило меня принять боевую форму, но может быть, это было потому, что я
считал, что дон Хуан старается сознательно напугать меня, создавая
впечатление, что лицо, которое я вижу, в действительности, не является им.
Я чувствовал, что он был очень тщателен в том, чтобы делать непривычное
для того, чтобы поселить сомнения мне в мысли. Я боялся, но все же я еще
чувствовал, что я выше всего этого, потому что, фактически, могу все это
видеть целиком и анализировать всю последовательность. В этот момент дон
Хуан поднялся. Его движения были совершенно незнакомы.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:34 | Сообщение # 28
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
- Эй, парень, я сказал тебе, чтобы ты шел за мной. Если ты не
пойдешь, я потащу тебя.
Он пошел ко мне. Я начал бить свое колено и ляжку и быстро
пританцовывать.
Он подошел к краю веранды прямо передо мной и почти касался меня. В
отчаянии я подготовил свое тело, чтобы принять швыряющее положение, но он
изменил направление и двинулся против меня, к кустам слева от меня. На
одну секунду, когда он уходил прочь, он внезапно повернулся, но я был
лицом к нему. Он скрылся из глаз. Я сохранил боевое положение некоторое
время еще, но, поскольку я не видел его больше, я уселся, скрестив ноги
вновь, со спиной, опирающейся на скалу. Но тут уж я действительно был
напуган. Я хотел убежать, однако же, эта мысль пугала меня еще больше. Я
чувствовал, что я буду полностью в его распоряжении, если он схватит меня
по дороге к машине. Я начал распевать пейотную песню, которую я знал. Но
каким-то образом я чувствовал, что эти песни здесь не имеют силы. Они
служили лишь как успокаивающее, и, однако же, они утихомирили меня. Я пел
их вновь и вновь.
Примерно в 2.45 ночи я услышал шум внутри дома. Я тотчас же изменил
свое положение. Дверь распахнулась, и дон Хуан вышел оттуда. Он хватал
воздух ртом и держался за горло. Он склонился на колени передо мной и
застонал. Он попросил меня высоким стонущим голосом подойти к нему и
помочь ему. Затем он заревел вновь, потребовав, чтобы я подошел к нему. Он
издавал гортанные звуки. Он просил меня подойти и помочь ему, потому что
что-то душило его. Он на четвереньках полз, пока не оказался чуть ли не в
полутора метрах от меня. Он протянул руки ко мне и сказал: "иди сюда".
Затем он поднялся. Его руки были протянуты ко мне. Он, казалось, готов был
схватить меня. Я ударил ногой о землю и схватил щиколотку и ляжку. Я был
вне себя от страха. Он остановился и пошел к краю дома и в кусты. Я
изменил свое положение, чтобы быть лицом к нему. Затем я вновь уселся. Я
не хотел больше петь. Казалось, моя энергия вся ушла. Все мое тело болело.
Все мои мускулы были напряжены и болезненно сокращены. Я не знал, что и
думать. Я не мог принять никакого решения, сердиться ли мне на дона Хуана,
или нет. Я подумывал о том, чтобы прыгнуть на него, броситься на него, но
каким-то образом я знал, что он свалит меня, как букашку. Я действительно
хотел плакать. Я испытывал глубокое отчаяние. Мысль, что дон Хуан
собирается все время пугать меня, заставляла меня чувствовать горе. Я не
мог найти никакой другой причины для этой ужасной игры, этого розыгрыша.
Его движения были столь искусны, что я был в замешательстве. Это было не
так, как если бы он пытался двигаться, как женщина движется, но это было
так, как если бы женщина пыталась двигаться так, как движется дон Хуан. У
меня было впечатление, что она действительно пыталась ходить и двигаться с
сознательностью дона Хуана, но была слишком тяжелой и не имела той
пружинистости, которую имел дон Хуан. Кто бы это ни был передо мной, он
создавал впечатление, как будто более молодая, но более тяжелая женщина
пытается имитировать медленные движения легкого и скорого старого
человека. Эти мысли привели меня в состояние паники. Громко начал кричать
сверчок очень близко от меня. Я отметил богатство его тонов. Я отметил,
что у него баритон. Звук начал затихать вдали. Внезапно все мое тело
взрогнуло. Я принял боевое положение и вновь обратился лицом в
направлении, откуда только что доносился голос сверчка. Звук уносил меня с
собой. Он начал захватывать меня прежде, чем я понял, что он был лишь
похож на пение сверчка. Звук вновь приблизился. Он стал ужасно громким. Я
начал петь свою пейотную песню громче и громче, внезапно сверчок замолк. Я
тотчас же уселся, но продолжал петь. Секунду спустя я увидел фигуру
человека, бегущего по направлению ко мне со стороны противоположной той,
откуда пел сверчок. Я сцепил руки на ноге и начал отчаянно топать пяткой.
Фигура быстро пронеслась мимо, почти коснувшись меня. Она была похожа на
собаку. Я ощутил ужасный страх, настолько сильный, что я прямо онемел. Я
не мог ничего вспомнить из того, что я чувствовал или думал в тот момент.
Утренняя роса освежила. Я почувствовал себя лучше. Каково бы ни было
явление, оно, казалось, прошло. Было уже 5.48 утра, когда дон Хуан открыл
спокойно дверь и вышел наружу. Он потянулся, зевнул и посмотрел на меня.
Он сделал два шага по направлению ко мне, продолжая зевать. Увидев его
глаза, глядящие из полуоткрытых век, я вскочил. Я знал, что кто бы это ни
был или что бы это ни было, но это не дон Хуан. Я схватил небольшой
угловатый камень с земли (он как раз оказался рядом с моей правой рукой),
я не взглянул на него, я просто держал его, прижимая большим пальцем и
вытянутыми остальными четырьмя пальцами, я принял ту форму, которой дон
Хуан научил меня. Я чувствовал огромную силу, наполняющую меня через
какие-то секунды. Затем я вскочил и швырнул камень в него. Я думаю, что
это был чудесный выкрик. В тот момент мне не было дела, жив я или мертв; я
чувствовал, что крик был зрелым по своей силе. Он был пронзительный и
длинный и, фактически, направил мою руку. Фигура передо мной заколебалась
и вскрикнула и исчезла в сторону дома, в кустах, примыкающих к нему.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:36 | Сообщение # 29
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
В одиннадцать часов
утра дон Хуан вышел вновь. Я собирался вскочить, но его движения были его
движениями.
Он прошел прямо к своему месту и уселся в своей обычной знакомой
позе. Он взглянул на меня и улыбнулся. Это был дон Хуан. Я подошел к нему
и вместо того, чтобы рассердиться, поцеловал его руку. Я действительно
верил, что это не он создавал тот драматический эффект, но что это кто-то,
подражая ему, хотел причинить мне вред или убить меня.
Разговор начался с рассуждений о идентичности, о личности той
женщины, которая захватила мою душу. Тогда дон Хуан попросил меня
рассказать ему все детали моего опыта, который я испытал. Я кратко изложил
ему всю последовательность событий очень рассудительным образом. Он все
время смеялся, как если бы это была шутка. Когда я закончил, он сказал:
- Ты действовал отлично. Ты выиграл битву за свою душу. Но это дело
более серьезное, чем я думал. Твоя жизнь не стоила и гроша прошлой ночью.
Это счастье, что ты научился чему-то в прошлом. Если бы у тебя не было
такой тренировки, то ты был бы сейчас уже мертвым, потому что, кто бы это
ни был, кого ты видел прошлой ночью, но он хотел покончить с тобою.
- Но как возможно это, дон Хуан, что она может принять твою форму?
- Очень просто. Она диаблеро, и имеет хорошего помощника с другой
стороны. Но она была не слишком ловкой в принятии моей формы, и ты
разгадал ее трюк.
- Помощник с другой стороны, - это то же самое, что о_л_л_и ?
- Нет, помощник - это помощь диаблеро. Помощник - это дух, который
живет с другой стороны мира и помогает диаблеро вызывать болезни или боль.
Она помогает ему убивать.
- Может ли диаблеро иметь также о_л_л_и_, дон Хуан?
- Именно диаблеро и имеют о_л_л_и_, но прежде, чем диаблеро может
приручить о_л_л_и_, он обычно имеет помощника, чтобы помогать ему в его
задачах.
- А как насчет женщины, которая приняла твою форму, дон Хуан? Она
имеет только помощника и не имеет о_л_л_и ?
- Я не знаю, имеет ли она о_л_л_и или нет. Некоторым людям не
нравится сила о_л_л_и и они предпочитают помощника. Приручить о_л_л_и -
это трудная работа. Куда легче заполучить помощника с другой стороны.
- Как ты думаешь, я могу получить помощника?
- Чтобы узнать это, ты должен еще многому научиться. Мы снова у
самого начала. Почти также, как в самый первый день, когда ты пришел ко
мне и попросил научить тебя мескалито. И я не мог этого, потому что ты не
понял бы. Та, другая сторона - это мир диаблеро. Я думаю, что лучше будет
рассказать тебе мои собственные чувства таким же образом, как мой
бенефактор рассказал мне свои. Он был диаблеро и воин. Его жизнь была
весьма склонной к силе и насилию мира, но я не отношусь ни к тому, ни к
другому - такова моя натура. Ты видел мой мир с самого начала. Что
касается того, чтобы показать тебе мир моего бенефактора, то я смогу
только подвести тебя к двери и ты будешь тогда решать сам. Тебе нужно
научиться тому, чтобы предпринимать свои собственные усилия. Я должен
согласиться теперь, что я сделал ошибку. Намного лучше, как я теперь вижу,
начинать путь, как я это делал сам. Тогда легче понять, как проста и в то
же время, как глубока разница. Диаблеро - это диаблеро, а воин - это воин.
Или же человек может быть и тем, и другим. Есть достаточно много людей,
которые являются и тем и другим. Но человек, который только проходит по
путям жизни, является всем. Сегодня я не воин, и не диаблеро. Для меня
есть только прохождение по путям, которые могут иметь сердце. Там я
путешествую, и единственной стоящей задачей для меня является пройти их
полную длину. Я там я путешествую, глядя, глядя, бездыханно.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:38 | Сообщение # 30
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
- Одна из частых вещей, которой надо научиться, - это как пройти к
трещине между мирами и как войти в другой мир. Имеется трещина между двумя
мирами: миром диаблеро и миром живых людей. Есть место, где два мира
наползают один на другой. Трещина там. Она открывается и закрывается, как
дверь на ветру. Чтобы попасть туда, человек должен развить свою волю. Он
должен, я хочу сказать, развить непреодолимое желание к этому. Неуклонное
решение. Он должен это сделать без помощи какой-либо силы или какого-либо
человека. Человек должен сам по себе рассуждать и желать вплоть до того
момента, когда его тело будет готово путешествовать. Этот момент
провозглашается длительным дрожанием конечностей и ужасной рвотой. Человек
обычно не может спать и есть и изматывается. Когда конвульсии не
останавливаются, человек готов идти; и трещина между мирами открывается
прямо перед его глазами, подобно монументальной двери, трещина, которая
идет сверху вниз. Когда трещина открылась, человек должен проскользнуть
через нее. С другой стороны границы трудно видеть. Там ветрено, как в
песчаную бурю. Вокруг завихряются смерчи. Человек тогда должен идти в
любом направлении. Это будет короткое или длинное путешествие, в
зависимости от силы воли. Человек с сильной волей идет недалеко.
Нерешительный и слабый человек идет долго и опасно. После этого своего
рода путешествия человек прибывает в своего рода плато. Его возможно
узнать очень ясно по некоторым отличиям. Это плоское поднятие над землей.
Его можно узнать, ориентируясь по ветру, который в этом месте становится
все более сильным, хлещущим, ревущим со всех сторон. На вершине этого
плато есть вход в другой мир и там стоит шкура, которая разделяет два
мира. Мертвые люди проходят через нее без звука, но мы должны разорвать ее
криком. Ветер набирает силу, тот же самый неуправляемый ветер, который
дует на плато. Когда ветер набирает достаточно силы, человек должен выдать
клич, и ветер протолкнет его сквозь шкуру. Здесь его воля должна быть
несгибаемой также для того, чтобы он мог подчинить себе ветер. Все, что
ему нужно - это небольшой толчок. Ему не нужно, чтобы его пронесло до
другого мира, до его конца. Как только он очутится с другой стороны,
человек должен походить вокруг. Большой удачей для него будет найти
помощника поблизости, не слишком далеко от входа. Человек должен попросить
его о помощи. Своими собственными словами он должен попросить помощника
научить его и сделать диаблеро. Когда помощник согласится, он убивает
человека на месте, и в то время, как тот мертв, он учит его. Когда ты
проделаешь такое путешествие сам, то в зависимости от твоего счастья, ты
можешь найти и великого диаблеро в помощники, который убьет и обучит тебя.
Чаще все же встречаются мелкие брухо, у которых есть очень мало, чему они
могут научить, но ни ты, ни они не имеют силы отказаться. Самое лучшее -
это найти помощника мужчину, иначе станешь жертвой диаблеры, которая
заставит тебя страдать невероятным образом. Женщины всегда такие. Но это
зависит лишь от одного счастья. Разве что у человека сам бенефактор
является великим диаблеро, и в этом случае он имеет многих помощников в
другом мире, и может направить ученика, чтобы тот встретился с
определенным помощником. Мой бенефактор был таким человеком. Он направил
меня встретиться с духом-помощником. После своего возвращения ты уже не
будешь тем же самым человеком. Ты будешь вынужден вохвращаться назад,
чтобы часто видеть своего помощника, и ты будешь вынужден бродить все
дальше и дальше от входа до тех пор, пока, наконец, однажды ты не зайдешь
слишком далеко и не сможешь вернуться. Иногда диаблеро может схватить душу
и протолкнуть ее через вход и оставить ее в плену у своего помощника до
тех пор, пока тот не ограбит человека полностью от всей его силы воли. В
других случаях, подобно твоему примеру, душа принадлежит человеку с
сильной волей, и диаблеро может держать ее в своем доме, потому что она
слишком тяжела для того, чтобы нести ее куда-либо. В таких случаях, как
твой, битва может решить проблему, битва, в которой диаблеро или
выигрывает все, или теряет все. На этот раз она претерпела поражение и
вынуждена была освободить твою душу. Если бы она победила, то она бы взяла
ее к своему помощнику на сохранение.
- Но как я победил?
- Ты не двинулся со своего места. Если бы ты двинулся хоть на один
дюйм, то ты был бы уничтожен. Она выбрала для удара то время, когда я был
не здесь, когда я отсутствовал, и она поступила хорошо. Она проиграла
потому, что она не рассчитывала на твою собственную натуру, которая
насильственна, а также потому, что ты не сдвинулся со своего места, на
котором ты неуязвим.
- Как бы она убила меня, если бы я сдвинулся?
- Она бы поразила тебя, подобно молнии. Но кроме всего этого, она
держала бы твою душу, и ты уничтожился бы.
- А что же произойдет теперь, дон Хуан?
- Ничего. Ты отвоевал свою душу. Это была хорошая битва. Ты очень
многому научился прошлой ночью.
После этого мы начали искать камень, который я бросил. Он сказал, что
если бы мы нашли его, то мы могли бы быть совершенно уверены, что дело
закончено. Мы искали почти три часа. У меня было такое чувство, что я
узнаю его; но я не смог этого сделать.
В тот же самый день ранним вечером дон Хуан взял меня в холмы рядом
со своим домом. Там он дал мне длинные и детальные инструкции, касающиеся
боевых процедур. В один момент в ходе повторения определенных предписанных
шагов, я обнаружил, что я один. Я взбежал на холм и выдохся. Я обливался
потом. Мне было холодно. Несколько раз я звал дона Хуана, но он не
отвечал. Я начал испытывать странное неудобство. Я услышал шелест в
кустах, как если бы кто-то подходил ко мне. Я услышал шелест, но вскоре
шум прекратился. Затем он вновь послышался ближе и громче. В этот момент
мне казалось, что события предыдущей ночи собираются повториться. Через
несколько секунд мой страх вырос до бесконечности. Шум в кустах послышался
все ближе, и силы мои исчезли. Я хотел завизжать или заплакать, или
убежать, или потерять сознание. Мои ноги подкосились, и я с воплем
повалился на землю. Я даже не мог закрыть глаза. После этого я помню, что
дон Хуан развел костер и растирал мои сведенные руки и ноги.
В течение нескольких часов я оставался в состоянии глубокого
расстройства. Впоследствии дон Хуан объснил мою неадекватную реакцию, как
обычное явление. Я сказал, что не могу логически понять, что вызвало мою
панику, и он объяснил, что это был не страх смерти, но скорее страх
потерять свою душу - страх обычный среди людей, не имеющих несгибаемого
намерения.
Этот опыт был последним в учении дона Хуана. С тех пор я всегда
избегал искать его уроки. И хотя дон Хуан не изменил ко мне своего
отношения, как к ученику, я считаю, что я проиграл битву первому из врагов
человека знания.


Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Вторник, 02.03.2010, 23:39 | Сообщение # 31
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Все конец первой галюцигенной части.

Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
FagotДата: Понедельник, 21.02.2011, 19:49 | Сообщение # 32
Пустой
Группа: Администраторы
Сообщений: 6082
Репутация: 42
Статус: Offline
Начало.

Мне как-то всё равно, как я выгляжу в ваших глазах.
В своих я выгляжу великолепно, это главное.
 
Форум » Дедушка Карлос » Отжатый Карлос » Учения дон Хуана
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017