Форма входа

Поиск

Мини-чат

Статистика





Вторник, 17.10.2017, 04:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Мистический Круг
Главная | Регистрация | Вход
Этрусская мифология - Форум


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Ведический очаг » Русские веды » Этрусская мифология
Этрусская мифология
Свабуно_IIДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:06 | Сообщение # 1
Древний видящий
Группа: Модераторы
Сообщений: 917
Репутация: 40
Статус: Offline
Сотворение и устройство мира


Давным-давно не было ни земли, ни неба, ни моря, а все было смешано в единое целое, не имевшее ни вида, ни образа. Шесть тысяч лет из этой смеси бог Тиния творил мир. В первую тысячу лет из общей смеси были созданы земля и небо над ней, но небо еще находилось в состоянии смешанной массы. Во вторую тысячу лет из небесной массы был создан прекрасный лазурный небосвод, окутавший землю. В третье тысячелетие бог отделил от земли море, и оно стало окружать землю. Затем на земле были созданы озера и источники, проведены реки, которые впадали в огромное море. Но в мире по-прежнему было темно, и четвертое тысячелетие Тиния посвятил сотворению солнца, луны, звезд, и тогда весь мир осветился, день был отделен от ночи, появилось чередование времен суток, ход годов, смена времен года. Но пуст и мертв был мир, и тогда бог стал постепенно создавать растения и животных: рыб, плавающих в воде, пресмыкающихся, живущих в земле и ползающих по ней, четвероногих животных, населяющих землю, и крылатых птиц, летающих по небу. На это Ушла еще тысяча лет. Наконец, последнее, шестое тысячелетие бог был занят творением человека. С его созданием закончено было сотворение мира. Шесть тысяч лет трудился Тиния над своим творением, и еще шесть тысяч лет он определил для существования созданному им миру. В течение этих шести тысяч лет разным народам, разным городам и разным странам было уготовано разное количество времени для их расцвета и последующей гибели. В конце же времен весь мир погибнет.

Человек был последним творением Тинии, но именно ему предназначалось стать хозяином мира и служить богам. Однако в первое время после творения люди бродили по земле без особого разумения, не имея законов. Тогда богиня Вейя сжалилась над ними. Она научила людей возделывать поля, сажать растения и выращивать урожай, а чтобы они не отнимали друг у друга выращенное, разделять поля между земледельцами. Определила богиня и нормы взаимоотношений между людьми, работающими на полях. Научившись всему этому от богини, люди смогли не только обеспечивать себя едой, но и жертвовать часть ее богам.

Затем боги начали делить землю между собой. Тиния, воспользовавшись тем, что он самый сильный из богов и повелевает ими, потребовал себе самую лучшую землю — Этрурию. И боги согласились с этим. Тиния стал править не только богами, но и людьми, прежде всего этрусками. Став владыкой Этрурии, он увидел, что люди алчны и жадны, что они готовы захватить поля соседей, ибо границы полей никак не были обозначены. Землевладельцы говорили, что эта часть поля принадлежит им, а не соседям, и разгорались многочисленные распри. Тогда Тиния повелел, чтобы каждое поле было отмечено межевыми знаками, которые нельзя перемещать, и с тех пор границы полей стали неизменными. Тиния же установил, что захвативший чужие межевые камни или передвинувший существующие границы, будет осужден богами. Если это сделает раб по своей собственной инициативе, то раб этот будет уничтожен, а если он совершит преступление по приказу своего господина, то наказанию подвергнется господин. Охватят его различные болезни, нанесены ему будут раны, члены его будут разорваны, сам он будет уничтожен, а род его погибнет.

Геркле и Уни


Могучий бог Геркле совершил множество подвигов, очищая землю от различных злых сил. Когда он был еще младенцем, случилось так, что его увидели богини Уни и Менрва. Они были поражены красотой ребенка, и Уни решила покормить его грудью. Однако когда она поднесла его к своей груди, мальчик сжал ее с такой силой, что Уни вскрикнула от боли и бросила его на землю. Менрва же пожалела ребенка и передала его кормилице. Когда же мальчик вырос и превратился в того мощного бога, которого люди звали Геркле, Менрва стала его супругой. Но Уни не забыла испытанной боли и принялась враждовать с Геркле.

Из-за враждебного отношения к нему Уни Геркле был вынужден много странствовать. Во время своих странствий он пришел в одно место, где к этому моменту между юношами и взрослыми мужчинами разгорался спор, кто из собравшихся обладает большей силой и доблестью. Спор был яростным, но бесполезным, ибо никто не мог предложить критерий, по которому можно было бы судить. Увидев это, Геркле посмеялся над спорящими. Тогда те обратились к нему, чтобы и он принял участие в споре. Геркле согласился. Он взял лежавший неподалеку огромный и тяжелый железный брус и воткнул его глубоко в землю, после чего предложил собравшимся пригнуть брус к земле. Многие попытались сделать это, но не смогли даже поколебать его. Тогда Геркле взялся за вершину бруса и, слегка напрягшись, согнул его. А затем резко выдернул тяжелейший брус, еще раз доказав свое огромное превосходство в силе над всеми собравшимися. Но не успели окружающие люди прославить силу Геркле, как вслед за выдернутым брусом из земли хлынул мощный поток воды. Все присутствующие разбежались, а вода, затопив окрестности, образовала озеро, которое существует и поныне.

Во время другого странствия Геркле встретил прекрасную нимфу и полюбил ее. Вскоре у Геркле родился сын Эпиур, и было предсказано, что его трижды будут представлять богам. Действительно, когда Геркле узнал о рождении сына, он пришел к его матери и взял новорожденного с собой. Явившись в собрание богов, Геркле показал младенца Тинии и попросил его благословить ребенка. Тиния согласился, но внезапно мальчик исчез. Геркле горевал об утерянном сыне. Прошло много времени, прежде чем однажды Херкле, увидев подростка, узнал в нем утерянного Эпиура. И снова он взял сына с собой, и снова вскоре сын пропал. Лишь на третий раз, когда Эпиур стал уже юношей, Херкле окончательно привел его в собрание богов. И там, в присутствии Менервы, согласившейся быть его приемной матерью, Эпиур был принят Тинией в число божеств Этрурии. Так сбылось божественное предсказание.

Геркле был не только мощным богом, но и горячим спорщиком, готовым отстаивать свои права с оружием в руках. Как-то он встретил прекрасную лань и решил поймать ее. А лань эта была уже посвящена богине Аритими, и та вступилась за свое животное. Но Геркле и не думал уступать, он даже начал угрожать богине своим острым топором. Тогда Аритими схватила копье и направила его на Геркле. Тут в дело вмешался Тиния и приказал богам разойтись.

Однажды бог Нетунс оставил два котла с водой. В это время с разных сторон к котлам подошли Геркле и Уни. Им обоим очень понравились котлы. Они были большие, сделанные из блестящей бронзы, а их ручки украшали головки змей. Да и хозяина этих котлов нигде не было видно. Боги принялись спорить, кто же из них станет хозяином прекрасных сосудов. Конечно, они сразу вспомнили о былой неприязни, и это придало их спору особую остроту. Уни в тот момент была вооружена, поэтому она взмахнула своим копьем, чтобы поразить дерзкого, как она считала, Геркле. В ответ тот поднял свою тяжелейшую дубину, готовясь нанести удар богине. Неизвестно, чем бы это могло закончиться, если бы в тот момент не появился Нетунс. Он и решил спор, забрав свои собственные котлы.

Как-то раз богиня Уни шла густым лесом. Неожиданно на нее напали лесные существа из свиты бога Фуфлунса. Уни стала сопротивляться, но противников было очень много, и она не могла с ними справиться. Тогда богиня закричала. Ее крик услышал Геркле и прибежал на зов. И хотя Геркле испытывал к Уни неприязнь, он, всегда встававший на защиту слабых и терпящих насилие, решительно вмешался. Бог взмахнул своей тяжелой дубиной и ударил первого попавшегося лесного демона, затем поверг наземь и другого. Остальные, видя, что с могучим Геркле им не справиться, разбежались. Уни была спасена.

После случившегося Уни изменила свое отношение к Геркле. И этим решил воспользоваться верховный бог Тиния, которого угнетала вражда между двумя божествами. Он попросил Уни усыновить Геркле. Богиня согласилась. Она легла на ложе, покрылась плащом и начала вести себя так, как будто она рожает. После этого Геркле лег рядом, прижался к ней под ее плащом, а затем выполз из-под него, будто только что родился от Уни. Затем Уни дала ему свою грудь, и Геркле приник к ней, выпив несколько капель божественного молока. Тогда все присутствующие боги воскликнули, что Геркле теперь — законный сын Уни.

Марис и его возрождение


Как рассказывают, Марис был первым, кто приручил коня, взнуздал его и стал ездить верхом. Некоторые же утверждали, что в действительности Марис имел две природы: если смотреть спереди, — это был обычный, хотя и очень большой человек, а если со спины, — то конь. Прожил Марис 123 года. Когда он начал стареть, то обратился к помощи богини Менрвы. Она приготовила большую амфору, наполненную специальной волшебной жидкостью, и Марис, не снимая с себя вооружения, окунулся туда с головой. Через некоторое время из глубины амфоры вынырнул младенец. На голове его был шлем, а в руках копье. Это и был возрожденный Марис. Прошло еще столько же лет, и снова навалилась на Мариса неодолимая старость. Когда он умер, Менрва вновь положила его тело в ту же амфору с той же жидкостью, и снова появился на свет вооруженный маленький Марис. И в третий раз пришлось Meнрве заняться тем же делом через те же 123 года. И опять Марис возродился. После этого он окончательно стал бессмертным и юным.


Смерть ближе, чем ты думаешь. Смерть уже внутри твоего кокона и вызвана она тобой. Посмотри как пляшут внутренние эманации, стремясь разорвать кокон.

Сообщение отредактировал Свабуно_II - Воскресенье, 22.09.2013, 18:16
 
Свабуно_IIДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:12 | Сообщение # 2
Древний видящий
Группа: Модераторы
Сообщений: 917
Репутация: 40
Статус: Offline
Расенна и заселение Этрурии


Предком этрусков был Расенна, и сами этруски тоже называли себя расеннами. Тиррен, отец Расенны, был сыном Херкле. Вместе со своим братом Тиррен правил одной из азиатских стран. Братья управляли столь кротко и мягко, что население страны очень быстро увеличилось, и никто не хотел уезжать, потому что нигде не смог бы найти столь благородных правителей. Вскоре собственная земля уже не могла прокормить все увеличивающееся население. Начался голод. Чтобы разделить со своими подданными их страдания, братья тоже в течение двух дней не брали в рот даже куска хлеба, но от этого голод, конечно же, не прекратился. Тогда братья решили разделить свой народ на две части. Одна из них должна была отправиться за море на поиски новой страны для поселения, а возглавить переселение обязан будет тот из братьев, на кого укажет жребий. Жребий выпал Тиррену.

Между тем подошло время игр. Чтобы отвлечь народ от тяжелых мыслей и дать в последний раз всем вместе отпраздновать игры, братья решили сделать их как можно более торжественными и радостными. Они изобрели игры в кости и в шары, научили людей играть на флейте, а Тиррен изобрел трубу, звук которой вдохновлял народ и призывал к новой жизни и новым подвигам. Игры продолжались несколько дней, и все почти забыли, что должно прийти время расставания. Когда же игры закончились, стали бросать жребий и среди народа. По велению богов, переданному через жребий, половина населения — мужчины, женщины, дети и старики — собралась и печально и горестно направилась к морскому побережью. Там они погрузились на корабли и отправились в неизвестность.

Корабли мирно шли по морю. Они обогнули Грецию и двинулись дальше на запад. Вскоре суда с переселенцами подошли к берегу Италии, но он не показался им гостеприимным, и они отправились дальше. Постепенно путешественники обогнули и Апеннинский полуостров и поплыли вдоль его берегов к северу. Во время путешествия по новому морю Тиррен умер, и во главе переселенцев встал его сын Расенна. (Позже римляне назвали его Туском или Этруском.) Расенна принял решение прекратить плавание. Корабли пристали к берегу к северу от устья реки Тибр. Здесь переселенцы высадились и начали заселять обширную страну. Часть прежних немногочисленных жителей они изгнали, часть подчинили себе. Противники переселенцев очень боялись их и полагали, что чужеземцы едят человеческое мясо. Тогда Расенна, когда один из его спутников умер, затрубив в трубу, изобретенную его отцом (по некоторым рассказам — в специально просверленную раковину), созвал всех жителей ближайших мест, чтобы те увидели, что прибывшие из-за моря переселенцы не едят мертвецов, а погребают их так, как это делают все остальные люди. Местные жители поняли беспочвенность своих страхов и подчинились Расенне. (После этого случая трубу стали активно использовать в военных действиях. Прежде бои проходили в полном безмолвии, а теперь в период военных действий всегда звучала труба, и трубачи стали важной частью всякого войска. Брат Расенны Гегелей, не захотевший жить в Италии, перебрался в Грецию и научил играть на трубе греков.) Одним из первых городов, которые переселенцы основали в новой стране, был город Цере. Впрочем, сам город существовал и раньше и назывался он Агиллой, по имени своего первого основателя Агилла. Когда Расенна со своими спутниками подошел к городу, его жители приветствовали их, и услышав это приветствие, Расенна, несколько его переиначив, назвал город — Цере. Спутники Расенны поселились там и столь значительно увеличили и размеры, и число жителей, и богатство города, что церетаны справедливо стали считать Расенну основателем Цере. Один из сыновей Расенны — Клуз, отделившись со своим отрядом от общей массы переселенцев, основал город Клузий.

В честь своего отца Расенна назвал море, в котором тот умер, Тирренским, а саму страну греки называли Тирренией, потому что долго не знали о времени и месте смерти Тиррена. Римляне же называли ее Этрурией или Тусцией. Сами же этруски именовали ее землей Расенны, а своих царей сардами в память о прежней столице, которая называлась Сардами.

Судьба Тразимена


Этруски весьма почитали своего предводителя и прославляли подвиги Расенны, — ведь он привел их на новую родину. Тразимен, сын Расенны, решил превзойти славой своих деяний отца, но ему это было не суждено. Тразимен был очень красивым юношей и красотой своей мог спорить с самими богами. Одна из водных богинь горячо влюбилась в него. Ее сестры утешали богиню, но та оставалась безутешной. Тогда богиня завлекла юного Тразимена в глубокий грот на берегу озера. Там она предалась страстной любви, а озеро, которое стало свидетелем этой страсти, с тех пор стало называться Тразименским.

Тархон


Славу этрусков еще больше умножил Тархон, также сын Расенны. Когда его отец впервые увидел новорожденного младенца, то не мог удержаться от удивленного возгласа. Дело в том, что у только что родившегося мальчика волосы были седыми. Стоявшие рядом гадатели, сразу же поняв в чем дело, разъяснили пораженному отцу, что младенец рано станет очень мудрым человеком и заложит основы этрусского религиозного порядка. Действительно, Тархон уже в детстве поражал всех своей мудростью, своим знанием дел и божественных, и человеческих, своим необыкновенным искусством гадания и толкования воли богов. В то время люди очень страдали от гроз и ударов молний, а Тархон нашел защиту от молний. И люди прославили мудрого Тархона. Позже, изображая предков, Тархона представляли с книгой в руках, чтобы подчеркнуть его мудрость и знания.

Продолжая дело отца, Тархон, возмужав, отправился основывать новые города на просторах Этрурии. Первым он основал город Тарквинии, который очень скоро стал самым богатым и самым могущественным городом Этрурии. Он располагался на берегу реки недалеко от моря, а чтобы непосредственно выйти к морскому побережью, рядом с Тарквиниями основали портовый город Грависку, его охотно посещали и финикийцы, и греки. Сами Тарквинии вскоре стали значительным художественным центром. Богатые жители Тарквиний хоронили своих покойников в пышных гробницах, многие из которых и сейчас поражают своим богатством и прекрасными росписями стен.

Тархон не ограничился основанием Тарквиний. Он отправился к устью реки Арн, населенному воинственными тевтанами. Этруски во главе с Тархоном начали с тевтанами войну и одержали блестящую победу. Тевтаны были вытеснены, и на их бывшей земле Тархон основал город Пизу. Некоторые считают, что Тархон со своими спутниками проник еще дальше на север и основал город Мантую, но большинство древних авторов отрицают это, считая основателем Мантуи другого героя.

Двенадцать городов было создано в Этрурии, и главой союза этих городов стал Тархон. Когда этруски такое же количество городов основали в долине реки Пад, то и эти города своим главой признали мудрого Тархона. Все этруски считали Тархона «устроителем» Этрурии.

Тархон и Таг. Появление священных книг


Мудро правил Тархон этрусками, соблюдая предписания богов. Поэтому боги решили именно ему открыть все тайны ритуалов и гаданий, которые могут помочь людям еще яснее понять божественную волю и действовать в согласии с ней. Верховный бог Тиния решил для этого послать на землю своего внука Тага.

Хотя Тархон был царем и всеми признанным мудрецом и гадателем, он сам обрабатывал свой участок земли. Однажды Тархон шел за плугом. Как всегда, он налегал на него, чтобы лемех глубоко вонзался в тучную почву и ровный пласт земли отваливался, открывая глубокую и ровную борозду. Вдруг Тархон заметил, что одна из глыб земли, поднятая его плугом, пошевельнулась. Он наклонился над ней и изумленно застыл: под землей лежал новорожденный младенец и улыбался, но в улыбке его Тархон увидел блестящие зубы, какие бывают только у взрослого человека, а на голове длинные волосы, колеблемые легким весенним ветром. Сначала Тархон не знал, что и делать. Потом все же поднял младенца и унес его в ближайшее священное место. Там ребенок начал стремительно расти: вот он уже стал подростком, а вот и превратился в юношу.

Мгновенно подросший юноша обратился к Тархону. Он сказал, что зовут его Тагом и он может ответить на все вопросы Тархона, касающиеся разных божественных тайн. Ведь Тиния и остальные боги знали, что Тархон обязательно спросит о них. И действительно, Тархон начал расспрашивать Тага, а тот — отвечать. Но Таг не ограничился только ответами на вопросы. Он и сам, по своей, как казалось, а на самом деле — по божественной воле, о многом поведал Тархону и повелел тотчас записать свои слова. Тархон повиновался. Он взял свиток и принялся записывать все, что диктовал ему Таг. По мере того как Таг рассказывал, он на глазах взрослел, а затем начал стариться. Продиктовав последние слова и превратившись в глубокого старика, он упал замертво. Произошло это всего за один день!

Записав слова Тага, Тархон приказал переписать их, чтобы жрецы, жившие в разных концах Этрурии, смогли узнать божественную мудрость. Так были созданы священные книги, составлявшие так называемую «этрусскую дисциплину», т. е. этрусское учение о богах, ритуалах, судьбах людей после смерти, о гаданиях, о мерах, которые необходимо принять, чтобы умолить богов отвратить свой гнев. Конечно, не все люди должны были обладать таким знанием, потому что непосвященные могут только навредить человечеству. Тархон позаботился, чтобы священное знание сохранилось только у жрецов. Но при этом он обязал жрецов использовать свои сокровенные знания на пользу остальным людям. Много позже потомок древних этрусских жрецов Тит Тарквиций перевел эти книги на латинский язык.

Тархон, Мезенций и Эней


Долго и справедливо правил Тархон, признаваемый всей Этрурией. Но однажды появился среди этрусков наглый и жестокий человек по имени Мезенций, который не уважал даже богов. Собрав вокруг себя таких же наглецов, как и он, Мезенций выступил против Тархона. С группой вооруженных сторонников ему удалось захватить город Цере, и он провозгласил себя его царем. Очень скоро новый властитель показал свой истинный характер. Он подверг жителей города страшным наказаниям. Многих церетан Мезенций казнил без всякого суда, но этим не ограничился. Мезенций придумал ужасную казнь. К трупам казненных он привязывал еще живых людей так, чтобы их руки сплетались вместе, а рот живых прижимался ко рту мертвецов, и приказывал бросать их в таком виде, пока они не умрут в мучениях среди гниения и смрада. Долго терпели церетаны своего тирана, но в конце концов не выдержали и восстали. Вооружившись чем попало, с горящими факелами в руках горожане бросились к царскому дворцу. Воины Мезенция пытались сопротивляться. У стен Дворца разгорелась жестокая битва. От факелов, брошенных во дворец, здание загорелось. Воины тирана не смогли сдержать бушующий народ. Восставшие ворвались во дворец, но Мезенция там не нашли. Пока у стен дворца еще кипела битва, сам Мезенций со своим сыном Лавзом сумел ускользнуть из него. Тайком, никем не узнанные, они выбрались из Цере и направились к царю народа рутулов Турну. Там они нашли не только убежище, но и союзников. Мезенций, несмотря на свою жестокость, был все же отважным воином и умелым полководцем. Он сумел собрать вокруг себя новое войско, которое и выступало в союзе с Турном.

Когда этруски узнали, что жестокий и коварный Мезенций жив, они возмутились. Тархон стал собирать войско и флот — им особенно славились этруски, — чтобы силой добиться выдачи Мезенция и казнить его за чудовищные преступления. Но старый прорицатель сказал, что жители Италии не смогут победить ни Турна, ни Мезенция, сделать это сможет только иноземный предводитель. В это время недалеко от устья реки Тибр мирно жил и правил своими соседями мудрый грек Эвандр. Не видя поблизости никакого другого иноземца, этруски обратились к нему. Тархон предложил Эвандру царскую власть над всеми этрусками. Он был готов немедленно и без всякого сожаления отказаться от своих царских полномочий, только чтобы наказать нечестивого Мезенция. Но Эвандр был уже стар и не мог возглавить этрусское войско. Хотя у него и был сын Паллант, находившийся в самом расцвете сил, матерью Палланта была местная женщина, так что он был тесно связан с италийской землей и не мог считаться иноземцем. Тархон очень огорчился отказом Эвандра, но решил войско пока не распускать, надеясь, что подходящий случай все же представится.

Такой случай действительно скоро представился. В Италию со своими спутниками прибыл троянец Эней. Он бежал из погибшей Трои и по воле богов надеялся найти в Италии новую родину Против него выступили Турн и Мезенций. Эней, видя, что его воины уступают в численности противникам, отправился к Эвандру. Тот, рассказав о событиях в соседней Этрурии, предложил Энею поехать к Тархону и заключить с ним союз. Эней согласился. Эвандр дал ему и его товарищам быстрых коней, и они поскакали в этрусский лагерь. Там Эней вошел в шатер Тархона. Он рассказал этрусскому царю о своем происхождении и приключениях и стал умолять Тархона о помощи. Тархон понял, что это и есть тот иноземный вождь, который поможет им в борьбе против Турна и Мезенция. Он радостно принял Энея и заключил с ним союз. И вот на быстрых кораблях этрусские воины направились в лагерь Энея, расположившийся на италийском берегу. Многие города Этрурии — от Цере на юге до Мантуи на севере — участвовали в этом походе.

Когда этрусские корабли приблизились к берегу, опытный Тархон сразу же увидел место, наиболее удобное для причаливания. Туда он направил свой корабль, а вслед за ним двинулись и другие суда. Их острые носы врезались в сушу, и воины тотчас спрыгнули на песчаный берег, готовясь к кровавой сече. Только для судна самого Тархона высадка оказалась неудачной. Его корабль наскочил на скрытую мель и вскоре под натиском волн раскололся. Находившиеся на нем воины очутились в воде и долго не могли выбраться на сушу, потому что им мешали обломки судна. Все же им удалось выплыть, и вскоре они выстроились в боевом порядке, готовые сражаться с врагами. Битва была очень жестокая, под натиском врагов этруски, чье войско редело с каждым часом, стали медленно отступать. Тогда Тархон, до того наблюдавший за ходом сражения, сам бросился в гущу сражения. Он устыдил этрусков, обвинил их в трусости и во главе воинов на быстром коне ворвался во вражеский строй. Вдохновленные примером своего царя, этруски с удвоенной силой бросились в бой. Вскоре этруск Аррунт сумел поразить деву-воительницу Камиллу, и ее отряд, потеряв свою предводительницу, обратился в бегство. Правда, и сам Аррунт тоже вскоре погиб. Но дело было сделано. Этруски и троянцы одержали славную победу.

На этом война все же не закончилась. Вновь разгорелось сражение, и снова рутулы и воины Мезенция были разбиты, а сам Турн погиб. Но в этих битвах погиб и Тархон. Мезенций же со своими воинами сумел вернуться в Этрурию и снова захватить там власть. Он воевал с сыном Энея Асканием, но в конечном итоге был разбит и вынужден заключить с Асканием мир. Как долго правил Мезенций этрусками, неизвестно. Но память о его жестокости и нечестивости долго сохранялась у потомков.


Смерть ближе, чем ты думаешь. Смерть уже внутри твоего кокона и вызвана она тобой. Посмотри как пляшут внутренние эманации, стремясь разорвать кокон.
 
Свабуно_IIДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:17 | Сообщение # 3
Древний видящий
Группа: Модераторы
Сообщений: 917
Репутация: 40
Статус: Offline
Пророк Каку


Это произошло тогда, когда Тархон еще спокойно царствовал в Этрурии. Царь Марсий был наслышан о мудрости Тархона и, желая выведать у него божественные тайны, послал к нему юного, но уже прославленного пророка Каку. Тот, взяв с собой еще более юного Артиле и своего друга (или брата) Мегала, отправился к Тархону. Тархон сразу понял, зачем явился к нему посланец Марсия, и приказал схватить Каку и его спутников. Все трое были задержаны и закованы в цепи. Каку удалось сорвать оковы и вскоре собрать вокруг себя сторонников. С этими воинами он и напал на место заключения. Ему удалось освободить находившихся там Мегала и Артиле. Понимая, что удержаться в Этрурии он не сможет, Каку со своим новым войском ушел в южную область Кампанию. Мегал же направился к сабинам, жившим в центре Италии, и стал их учить тем гаданиям, которые ему все же удалось узнать в Этрурии.

Каку, обосновавшись в Кампании, стал по воле бога Аплу пророчествовать. Вдохновленный Аплу, свои пророчества он облекал в форму песен, а Артиле записывал их и таким образом делал достоянием окружающих. Два этрусских воина братья Випенна пытались напасть на Артиле и завладеть его записями. Но Каку решительно выступил против них и сумел защитить своего юного помощника. С Каку вступил в спор грек Эвандр, в то время живший в Италии, но он не смог одолеть Каку. Только тогда, когда в эту область пришел могучий Херкле и выступил на стороне Эвандра, Каку был побежден.

Кикн и Купавон


Соседней с Этрурией страной была Лигурия. Лигурийским царем являлся Кикн. Правил он долго и благополучно и прославился своей любовью к музыке. Хотя Кикн уже достиг пожилого возраста, он очень подружился с юным внуком солнечного бога, родственником которого был с материнской стороны. Однажды этот юноша, не рассчитав свои силы, решил прокатиться на дедовой колеснице, но не справился с управлением и упал с небесного свода. Разумеется, он Разбился насмерть. Когда Кикн узнал об этом, его душу охватила глубокая печаль. Он так горевал, что забросил все дела своего царства и целыми днями только играл на лире грустные песни, скорбя о погибшем друге. Наконец он оставил царство своему сыну Купавону, а сам отправился на берег реки Эридан, в воды которой упал и погиб в них его юный друг. Там он столь безутешно выражал свое горе, что Тиния превратил Кикна в белого лебедя. Лебедь сначала взмыл в небо, а затем опустился и стал плавать по эриданской воде, оглашая окрестности своей жалобной песней. Больше всего новый лебедь не любил никакого огня, в том числе и небесного — молнии, ибо опаленный огнем упал с колесницы на землю его друг и родственник. Другие рассказчики говорили, что Кикна обратил в лебедя бог Аплу, чтобы тот из-за своей любви к музыке постоянно пел песни.

Когда Купавон узнал о превращении своего отца в лебедя, он снял с себя царскую диадему и приказал принести белые лебединые перья. Из них он сделал венец и постоянно носил его в память о верной дружбе своего отца и его чудесном превращении. Такими же перьями Купавон украсил и свой боевой шлем. Услышав о том, что Тархон собирает войска для войны с нечестивым Мезенцием, Купавон решил откликнуться на его призыв. Хотя сил у него было немного, он собрал всех воинов, кого только смог, и снарядил корабль, нос которого украшала исполинская фигура кентавра — получеловека-полуконя. Купавон со своим немногочисленным воинством храбро сражался против войск Мезенция и его союзника Турна.

Герой Халез


Среди союзников Мезенция и Турна находился Халез. Халез был сыном бога Нетунса. Когда-то бог постыдился, что у него родился сын, и укрыл новорожденного младенца в чаще глухого леса. Вскоре его нашел один прорицатель. Он взял мальчика и воспитал его как родного сына, и, как сына, горячо любил. Когда Халез вырос, он вышел из леса и отправился на ту войну, которую греки вели с троянцами. Там он стал возничим у греческого царя Агамемнона. Когда же эта война закончилась, Халез вернулся в Италию. Слухи о подвигах и греков, и троянцев давно уже ходили по Италии, и вокруг Халеза, участника этой войны, скоро стали собираться множество юношей, горящих желанием совершить такие же подвиги. С ними вместе Халез основал город Фалерии и порт на берегу Тирренского моря, названный Хальзием, или Альзием. Затем Халез явился в город Вейи и стал там царем. Власть Халеза признали соседние умбры, кампанцы и некоторые другие народы.

Халез узнал, что Эней спасся из Трои, явился в Италию и пытается там обосноваться, и что против него выступил Турн. Халез, помня о битвах под стенами Трои, сразу же решил присоединиться к Турну. Он сам на колеснице ехал во главе своего войска, а за ним двигались пешие воины, вооруженные небольшими копьями, кривыми мечами и кожаными щитами. Храбро сражался Халез, убив многих врагов собственной рукой. Но в конце концов боги отвернулись от него, и Халез был пронзен копьем Палланта, сына Эвандра, сражающегося вместе с Энеем.

Могучее царство Халеза распалось. Правда, в Вейях еще долго царствовали его потомки, одним из которых был царь Моррий, воспевший подвиги своего предка. Он учредил коллегию жрецов бога Мариса, назвав этих жрецов салиями, чтобы в названии слышался отзвук имени его предка Халеза, весьма им почитаемого. Другим вейским царем был Тебрис. В это время окрестности Вей разоряли разбойники, и Тебрис выступил против них. Разбойников он разгромил, но сам пал на берегу реки, которая по его имени стала называться Тибром.

Окн и основание городов в долине Пада


Однажды в пределах города Вей появилась прекрасная девушка Манто. Никто не знал, откуда она прибыла. Некоторые считали, что она — дочь известного греческого прорицателя Тиресия. Как-то усталый Тиресий выпил ледяную воду из источника, воды которого были смертельны для него, и тут же скончался. Манто похоронила отца и, не желая оставаться в Греции, решила отправиться в Италию. После долгого путешествия она прибыла на территорию города Вей. Говорили также, что Манто унаследовала от отца дар предвидения и знала, что родит в Этрурии сына, который прославит ее имя. Другие утверждали, что Манто была дочерью бога Херкле, но и они не отрицали пророческий дар этой девы. Царь Тебрис увидел Манто и страстно влюбился в нее. В скором времени у Манто родились два сына — Авлест и Окн. Когда братья выросли, они не захотели оставаться в родном городе, где никогда не смогли бы достичь высшей власти. Авлест и Окн решили с группой таких же отважных юношей, как и они, отправиться в чужие земли для основания собственного города.

Вскоре братья в земле умбров основали город Перузию. Но вместе они пробыли там очень недолго. Так как Авлест и Окн были близнецами, нельзя было решить, кто же из них будет царем Перузии. Тогда Окн, чтобы не допустить вражды внутри недавно основанного города и не ссориться с собственным братом, надумал уйти из Перузии и поискать себе счастья в другом месте. Со своими спутниками он направился в долину Пад, протекающей к северу и от Этрурии, и от Умбрии.

Сначала Окн основал город Фельзину, назвав его по имени своего верного спутника и товарища. Слава Окна росла, и к нему скоро присоединилось множество этрусков. В Фельзине теперь уже не хватало места для такого количества людей, и Окн решил создать ряд крепостей для своих воинов. Самую большую из них в честь матери он назвал Мантуей, прославив таким образом ее имя в веках. Скоро Мантуя превратилась в большой город, ставший столицей тех этрусков, которые поселились в долине Пада. Всего Окн основал двенадцать городов. Все вокруг превозносили Окна за его силу и мужество, а греки, узнав о нем, нарекли его Бианором, от слов, означающих «сила» и «мужество» или «доблесть».

Однако позже некоторые мантуанцы, да и другие этруски, жившие в этой области, забыли о заслугах Окна и, желая подчеркнуть свое древнее происхождение, стали говорить, что и Мантую, и другие одиннадцать городов долины Пада основал еще Тархон.

Братья Випенна


Знаменитыми воинами Этрурии были братья Випенна — Авл и Целий. Братья родились в городе Вулци. Став юношами, они собрали вокруг себя группу отважных молодых людей, горящих желанием подвигов и добычи. Однажды встретив Каку и его юного друга Артиле, они попытались завладеть записями пророчеств, но им это не удалось. Воинственность братьев, однако, не иссякла. Когда началась война Вулци с другими этрусскими городами, братья Випенна пришли на помощь родному городу и помогли ему одержать ряд побед. В битвах они стяжали громкую славу и своими подвигами, и своей жесткостью. О братьях Випенна заговорили во всей Этрурии. Одни их прославляли за мужество, другие проклинали за жесткость. Слухи об Авле и Целии дошли и до Рима. Тогда многие соседние народы готовились напасть на римлян за то, что те похитили девушек, пришедших в Рим на праздник. Особенно опасны для римлян были сабины во главе с царем Титом Тацием. Предвидя войну с ними, римский царь Ромул призвал на помощь братьев Випенна.

К этому времени отряд братьев настолько увеличился, что стало возможным разделить его на два, чтобы каждый брат стал самостоятельным командиром. Тем не менее важные дела Авл и Целий решали сообща и действовали вместе. Получив приглашение Ромула, они после некоторого раздумья согласились, но потребовали, чтобы им была дана возможность поселиться в недавно основанном Риме. Ромул согласился. И вот отряды братьев пришли в Рим и заняли два холма в пределах городских стен. Когда сабины напали на Рим, отряды братьев Випенна приняли активное участие в сражении с ними. Сабины были отбиты, но в целом война закончилась компромиссом, и братья со своими воинами остались, как это было оговорено заранее, в Риме. Пока отряды Авла и Целия помогали римлянам в опасной войне, римляне ими восхищались. Когда же надобность в их помощи отпала, жители Рима стали с подозрением смотреть на хорошо вооруженные отряды чужаков, опасаясь, как бы те не попытались захватить город. Они даже арестовали верного слугу Целия Випенна Мастарну. Это возмутило этрусков, и они напали на то место, где в цепях держали Мастарну (постоянной тюрьмы в Риме тогда еще не было). Авл убил одного из римлян, некоего Гнея, а Целий прорвался к месту заключения и освободил от цепей Мастарну. Римляне, узнав об этом событии, были вынуждены смириться, но стали делать все, чтобы разрушить единение братьев.

Во время военных действий братья все делали совместно. Но военная и бродячая жизнь сменилась на мирную и оседлую, и между братьями Випенна начались споры, которые римляне умело подогревали. Дело дошло до того, что Целий Випенна поручил недавно освобожденному Мастарне убить Авла. Тот, ночью пробравшись в лагерь Ав-ла Випенна, убил его. Воины погибшего Авла торжественно похоронили его на вершине того холма, где находился их лагерь, и, оставшись без предводителя, соединились с воинами Целия. Много позже, когда римляне решили на вершине этого холма построить храм (об Авле Випенна и его могиле к тому времени все уже давно забыли), они неожиданно выкопали из земли голову и часть тела Авла. В память об этом холм назвали Капитолием, произведя это название от слов «caput», т. е. «голова», и «Ол» — так произносилось имя Авл.

Вскоре умер и Целий Випенна и, как и брат, был похоронен на вершине холма. Римляне, с одной стороны, понимая, что без своего славного предводителя этрусские воины уже не так страшны и им можно предъявлять любые требования, а с другой, все же опасаясь, что, занимая укрепленный холм, эти воины все еще могут быть опасны, потребовали их оставить укрепленную вершину и поселиться в низине. Этруски растерялись и были вынуждены подчиниться. Они ушли с холма, который, однако, сохранил имя их бывшего вождя — Целий. Покинув холм, этруски поселились в особом квартале, с тех пор в течение очень долгого времени называвшимся Этрусским, хотя этруски там уже и не жили.

Эту историю пересказывали многие писатели. Но они относили появление отрядов братьев Випенна к разному времени, в том числе и гораздо более позднему, чем правление первого римского царя Ромула. А этруски даже говорили, что Мастарна захватил власть в Риме и стал там царем под именем Сервия Туллия.


Смерть ближе, чем ты думаешь. Смерть уже внутри твоего кокона и вызвана она тобой. Посмотри как пляшут внутренние эманации, стремясь разорвать кокон.
 
Свабуно_IIДата: Воскресенье, 22.09.2013, 14:19 | Сообщение # 4
Древний видящий
Группа: Модераторы
Сообщений: 917
Репутация: 40
Статус: Offline
Порсена и чудовище Вольта


Однажды на территорию города Вольсиний проникло страшное чудовище по имени Вольта. Оно опустошало поля вольсинийцев, и те ничего не могли с ним поделать. Тогда они обратились за помощью к царю города Клузия Порсене. Он уже был широко известен как могучий и славный царь, прославившийся не только воинскими подвигами, но и своей мудростью и благочестием. Порсена согласился помочь соседям. Он воззвал к верховному богу Тинии. Тот по просьбе Порсены обрушил на Вольту свою молнию и сжег его. Вольсинийцы горячо благодарили и Тинию, и Порсену, а клузийцы еще раз убедились в любви богов к своему царю.

Аритими изгоняет галлов из святилища


Дикие племена галлов вторглись в Италию из-за Альп. Они захватили этрусские города долины Пада, в том числе Фельзину, которую по названию одного из своих племен стали называть Бононией. Галлы не ограничились завоеванием долины и вторглись в саму Этрурию. Однажды галлы напали на одно из этрусских святилищ и стали его разворовывать. Люди пытались защитить святилище от захватчиков, но им это оказалось не по силам. Увидев схватку, богиня Аритими загорелась гневом и поспешила на землю, чтобы уничтожить наглых грабителей. А те уже от жадности тащили все, что попадется под руку. Один из галлов тащил драгоценную священную чашу, другой — курильницу, в которой еще курились священные благовония. Тут и явилась, потрясая луком, разгневанная Аритими в сопровождении матери, вооруженной факелом. Обе богини решительно набросились на грабителей. Они сжигали их огнем факела и поражали не знающими промаха стрелами лука Аритими. Множество галлов погибли на месте, остальные в страхе бежали.

И во второй раз пришлось богине спасать святилище от нечестивых галлов. Но теперь их было так много, что Аритими, даже с помощью матери, не могла с ними справиться. Она обратилась за поддержкой к другим богам. На выручку богине пришли Аплу, вооруженный, как и Аритими, луком, и Херкле, вооруженный топором. Началось жестокое сражение. Один галл, уже держа в руках священный сосуд, вдруг увидел страшную в своем гневе богиню и упал на колени, моля о прощении. Но Аритими была неумолима. Она пронзила галла копьем, которое держала в руках вместе с луком и стрелами, и тот рухнул на землю. Вновь святилище было освобождено от грабителей, и все с ликованием воспели великую и неумолимую Аритими, изгнавшую диких галлов.

Похождения Утхузе в Этрурии


Утхузе этруски называли знаменитого греческого героя Одиссея. После многолетних странствий герой вернулся на Итаку, но, вновь обретя собственный дом, не остался на родине и вскоре отправился странствовать. Во время новых странствий он и попал в Этрурию. Там в это время знаменитый флейтист Демодор воспевал захват Трои греками. Все с благоговением слушали музыканта, восторгаясь подвигами и греков и троянцев.

Пение Демодора не понравилось Утхузе, потому что тот очень многое излагал неточно, а некоторые факты даже перевирал, и герой стал смеяться над музыкантом. Демодор возмутился насмешкой, но Утхузе сам взял флейту и под ее музыку звонкими стихами начал рассказывать о том, как все происходило на самом деле. Слушатели завороженно внимали его пению и игре. Когда герой закончил, все в один голос решили, что он — победитель в споре. Лишь после этого Утхузе открыл этрускам, кто он такой. О многочисленных путешествиях Утхузе и его пребывании во всех уголках моря и на всех островах этруски уже хорошо знали, и они прозвали героя Наном, что означает «странник».

Слава Утхузе была столь велика, что довольно быстро нашлось в Этрурии много храбрых юношей, которые стекались к нему и вставали под начало героя. Скоро в распоряжении Утхузе оказалась целая армия. Тем временем в Италию прибыл Эней, спасшийся после гибели Трои. Утхузе, памятуя о прежней вражде с троянцами, сначала решительно выступил против Энея. Но богиня Туран, покровительствовавшая Энею, и сам верховный бог Тиния не дали совершиться столкновению между двумя славными героями. Да и сам Утхузе оценил благородство Энея и явился к нему, дабы заключить соглашение о мире и дружбе. Так вражеское войско неожиданно стало дружеским. Оба героя вступили в союз и поклялись никогда не делать друг другу никакого зла. Такое же соглашение Утхузе заключил и с Тархоном.

С годами слава Утхузе начала меркнуть. Он чувствовал себя все хуже и хуже, все чаще героя морил сон. И вот уже над постоянно дремлющим Утхузе стали посмеиваться. По всей Этрурии распространилась молва об Утхузе — любителе поспать, и все меньше и меньше людей почитали его. О кончине Утхузе ходили разные рассказы. Один из них повествует о том, что еще во время странствий Утхузе по морям после падения Трои у него родился сын от волшебницы Кирки по имени Телегон. От своей матери Телегон много слышал об отце и захотел его увидеть. Возмужав, он отправился на поиски отца, но когда встретил, то не узнал его и вступил с ним в бой. Стареющий Утхузе был убит юношей. И только тогда победитель узнал, что лишил жизни собственного отца. Горю Телегона не было предела. Он взял тело Утхузе и отвез к матери, которая торжественно похоронила его.

Однако этруски предпочитали другой рассказ о смерти Утхузе. У Кирки была служанка по имени Хальз. Она тоже была волшебницей, многому научившейся у своей госпожи. Затем Хальз бежала от Кирки и прибыла в Этрурию, где поселилась на высокой скале, позже названной ее именем. Там волшебницу и увидел Утхузе. Хальз поведала герою, что умерли и жена его, и сын. Хотя прошло уже много лет с тех пор, как Утхузе покинул семью, теперь, потеряв ее, он понял, насколько жена и сын были ему дороги. Он решил снова спуститься в подземное царство, чтобы увидеть дорогие тени. После первого путешествия в царство мертвых Утхузе благополучно вернулся на белый свет. Но на этот раз получилось иначе. Неумолимый владыка загробного мира отказался отпустить Утхузе. И тот навеки остался в мире смерти. Позже его тело было найдено и похоронено на горе Перга в Этрурии.


Смерть ближе, чем ты думаешь. Смерть уже внутри твоего кокона и вызвана она тобой. Посмотри как пляшут внутренние эманации, стремясь разорвать кокон.
 
Форум » Ведический очаг » Русские веды » Этрусская мифология
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017